ГЛАВА 7




Люк Скайвокер, с карманным фонариком в руке шел во главе колонны своих учеников. Им предстояло увидеть самые нижние ярусы Храма массаси. Никто из учеников, одетых, как обычно, в свои плащи с капюшонами, не возражал против ночной прогулки с Люком - они уже успели привыкнуть к необычайности методов обучения.
Наступив на холодный гладкий камень, Люк внезапно почувствовал омерзение, но, сделав некоторое усилие, подавил его. Джедай должен находиться в контакте с окружающей средой, но он не должен позволять ей влиять на его состояние. Люк повторял эту фразу про себя, сосредоточиваясь на состоянии полного самоконтроля, чему он научился лишь постепенно у Оби-Вана Кеноби, Йоды и закрепил упражнениями по самораскрытию.
Сначала ему показалось, что их окружает полная тишина, но, сделав более тонким и чувствительным свое восприятие, он понял, что ошибается. Великий Храм молчал: каменные глыбы дрожали и постукивали, охлаждаясь в ночи. Подземные сквозняки танцевали, призрачно дыша и плавно растекаясь по коридорам воздушными реками и ручьями. По стенам и полу без устали сновали маленькие паукообразные. Повсюду прибитая пыль.
Люк повел группу вниз по вымощенным плитами ступенькам и остановился перед ровной каменной стеной. Он явно чего-то ждал.
Темноволосый Ганторис первым заметил почти неуловимый след бледного тумана в расщелине стены:
- Там какой-то пар.
- И пахнет серой, - добавил Кэм Солузар.
- Все верно, - отозвался Люк. Он нащупал потайную клавишу. Каменная дверь сдвинулась, открывая вход в лабиринт полуразрушенных проходов. Туннель шел вниз. Люк нырнул в глубокую темноту, и ученики последовали за ним. Его фонарь давал зыбкий, мигающий пучок света, упираясь в стену, расплывался по ней бледной ленивой медузой. Собственная тень напоминала Люку монстра в капюшоне - искаженный черный силуэт Дарта Вейдера.
Подземный ход загибался влево, и теперь Люк совершенно отчетливо ощущал резкий серный запах; камни были покрыты холодной испариной. Через мгновение он услышал плеск кипящей воды, шепот течения. Камень вздыхал, выделяя тепло.
Люк направился дальше в пещеру, затем остановился и сделал глубокий вдох едкого воздуха. Камень под ногами был гладок, тепл и влажен.
Ученики присоединились к нему, и все вместе они смотрели в корявое око минерального источника. Жемчужные цепочки пузырьков пронизывали чистую воду всякий раз, когда вулканические газы пробивались сквозь породы. Пар поднимался от поверхности водоема, делая видимыми причудливую игру воздушных потоков. В воде покачивалось отражение фонаря Люка, направленного вниз и освещающего голубоватые водоросли, льнущие к берегам. Каменные уступы и разломы минеральных отложений служили хорошей опорой для ног и образовывали неглубокие сиденья на стенах горячего источника.
- Вот мы и пришли,- сказал Люк и выключил лампу.
Подземная темнота поглотила их, но лишь на мгновение. Люк услышал взволнованное дыхание Стрина и Дорска-81, но другим ученикам удалось скрыть свое удивление.
Люк смотрел в черноту, и она постепенно рассеивалась. Забрезжил призрачный, рассеянный свет - это был отраженный свет далеких звезд, проникший сюда через отверстие высоко над головой.
- Это упражнение должно помочь вам сосредоточиться и настроить себя на Силу, - сказал Люк. - Вода имеет идеальную температуру: вы будете неподвижно парить в невесомости, вы будете выходить за пределы своего "Я" и соприкасаться со всей вселенной.
Он скинул одежду и скользнул в источник почти без всплеска. Слышно было шуршание ткани - это остальные раздевались и подходили к краю источника. Неожиданно теплая вода согрела кожу, и пена от поднимающихся пузырьков соприкоснулась с телом Люка. Ученики по одному спускались в озерцо, возмущая воду. Они плавали, отдыхая, позволяя себе насладиться благодатной теплотой.
Люк медленно и глубоко дышал. Он лег на спину, позволяя ласковой невесомости очистить его мозг и тело. Примесь серы в воздухе прочищала горло, тепло и пузырьки газа открывали поры кожи.
- Нет эмоций, есть покой,- повторил он слова из "Кодекса Джедая", которым учил его Йода.- Нет невежества, есть знание. Нет страсти, есть безмятежность. Нет смерти, есть Сила.
Он услышал сливающиеся звуки - это двенадцать учеников вторили ему. Но это казалось ему слишком формальным, он хотел, чтобы они понимали его, а не задалбливали его изречения, как мантры.
- Сейчас вы объяты теплом и почти полным мраком. Представьте себе, что вы неуязвимы, отовсюду защищены и свободны. Пусть ваш мозг работает сам по себе, впитывая пульсации Силы.
Он начал мягко подгребать руками, перемещая воду вперед и назад, чтобы создать в водоеме волны. Ученики плавно покачивались. Он чувствовал их близость, их старательную сосредоточенность.
- Послушайте,- обратился он к ученикам,- прежде чем куда-либо направиться, вы должны понять, где находитесь.
Высоко над головой свет звезд пробивался через пролом в каменном своде грота. Звезды мерцали в небе Явина-4 булавочными остриями.
- Почувствуйте Силу, - продолжал он шепотом, затем повторил эти слова громче: - Почувствуйте Силу. Вы - ее часть. Вы можете переместиться благодаря Силе и в самые недра этой луны и достигнуть далеких звезд. Каждое живое существо питает Силу, и каждый может напитаться от нее. Сосредоточьтесь вместе со мной и наблюдайте за открывающимися вам безграничными возможностями.
Невесомо паря в теплой воде, ощущая прикосновение пузырьков, Люк взглянул вверх на клочок звездного неба, мерцающий сквозь брешь в потолке, затем перевел взгляд в темную глубину источника.
- Вы видите это? - спросил он.
Дно водоема пришло в движение, словно открылись врата вселенной. Он увидел царственное сияние звезд, мощь и величие галактик, титанические муки гибнущих миров, трепетное мерцание новорожденных туманностей.
Он услышал общий возглас изумления учеников, пораженных этим видением. Казалось, что каждый из них - самодостаточная форма одной и той же вселенной, разглядывающей с огромной высоты их глазами собственные глубины.
Люк почувствовал, как его охватывает удивление, когда он увидел Корускант и миры центра Галактики, подвластные Императору. Он увидел построенные в боевые порядки остатки войск Империи, уничтожающие друг друга в гражданской войне; он увидел опустошенные планеты, которые прежде находились во власти Империализма Сси Руук, позднее разгромленного объединенными силами Империи и Повстанческого Союза при Бакуре. Люк узнал другие знакомые ему миры: Таттуин, Беспин, Хот, Эндор, Датомир и многие другие, включая секретную планету Анот, где он и адмирал Акбар спрятали младшего сына Хэна и Леи.
Однако затем названия и координаты планет заслонили его мозг, и Люк рассердился на себя за то, что он начал думать как тактик, как пилот звездного корабля. Названия миров ничего не значили, их расположение также ничего не значило. Каждый мир и каждая звезда были частью всей Галактики, как и сам Люк и его ученики, как растения и животные в джунглях Явина-4.
Обостренное восприятие Люка отмечало изменения, происходящие глубоко внутри подземных полостей, в том числе подспудные процессы, которые вызывали геотермальные явления, дававшие тепло минеральному источнику. Где-то в глубине коры Явина-4 лопнул огромный пузырь вулканических газов, которые стали подниматься наверх, бурля в разломах породы и ища выход.
Внезапно величественное видение Галактики прорезала черная трещина. Четверо учеников, охваченные испугом, заметались в потеплевшей воде, пытаясь нащупать край водоема. Остальные в панике сбились в кучу.
Люк переборол страх и заставил свой голос звучать спокойно и властно, как это было при переговорах с Джаббой Хаттом. Его слова текли быстро, заполняя оставшиеся в их распоряжении секунды:
- Джедай не ощущает ни тепла, ни холода. Джедай может превозмочь боль. Укрепляйте себя Силой.- Люк вспомнил, как он шел по поверхности магматического озера во время одного из испытаний, предложенных ему Ганторисом. Силой собственной воли он обеспечил дополнительную защиту своему телу, создав вокруг него воображаемый щит - тонкий, как мысль, и сильный, как мысль.
Он окинул взглядом озабоченные лица своих учеников. Кирана Ти, скрипнув зубами, закрыла свои зеленые глаза; Кэм Солузар, мужчина средних лет, смотрел в никуда, но сохранял самообладание; Стрин, мрачный отшельник Беспина, казалось, ничего не осознавал, но инстинктивно усилил свою защиту.
По мере того как огромные шипучие пузыри вскипали на поверхности, Дорск-81 - этот желтокожий клон с отклонениями, искидок бюрократического бытия породившей его культуры - все больше впадал в отчаяние, тщетно пытаясь выбраться из водоема. Люк понял, что без посторонней помощи этот бедолага ни за что не успеет выкарабкаться наружу и сварится заживо при следующем же выбросе раскаленного газа.
Люк не успел и глазом моргнуть, как мускулистая рука Ганториса цепко легла на обнаженное плечо Дорска.
- Живо за мной! - крикнул Ганторис, перекрывая хищное шипение пузырей, снова вскипевших на поверхности горячего источника. Люк увидел необычайно мощную стену защиты вокруг Ганториса и Дорска-81, и в тот же миг извержение газов взбило воду в сплошной вихрь клокочущей пены.
Люка обдало нестерпимым жаром, но, несмотря на это, он почувствовал внезапный прилив сил, увидев, что все Джедай-кандидаты успели взять себя в руки и, как могут, помогают друг другу. Бешеная атака обваривающего кипятка продолжалась всего несколько мгновений, а затем бурлящая поверхность водоема начала успокаиваться.
Видение вселенной исчезло.
- Уф-ф, ну, на сегодня, кажется, хватит, - улыбнулся Люк, с облегчением переводя дыхание.
Он выбрался из источника и встал на ноги. От его тела исходил запах серы. Он наклонился, поднимая с пола свой грубый джедайский плащ.
- Да, неслабая получилась лекция - есть над чем поразмыслить...- сказал он ученикам.
Те стали смеяться и поздравлять друг друга. Они вылезали из воды один за другим. Наконец показались Ганторис с Дорском-81. Вместо того чтобы поскорее одеться, бедолага клон долго и молча тряс руку своему спасителю.
- В следующий раз я буду сильнее, - бормотал Дорск-81, когда к нему наконец вернулся дар речи.
- Конечно будешь, не сомневайся,- ответил ему Ганторис ровным, непроницаемым голосом.
Люк подошел к неспешно одевающемуся темноволосому ученику.
- Спасибо тебе, Ганторис, ты держался молодцом.
- Что мне жара - мне не привыкать,- ответил Ганторис, и его голос стал угрюмым.- Есть вещи и похуже жары.- Он помолчал, потом продолжал, как бы делясь секретом: - Мастер Скайвокер, теперь я знаю, это не вы преследовали меня в ночных кошмарах на Эол Ша. Черный человек - это не вы.
Это признание ошеломило Люка. Из-за темноты он не мог видеть выражения лица Ганториса. На Эол Ша Ганторис страдал от ужасных предчувствий, но с тех пор, как он прибыл на Явин-4, он больше не вспоминал об этом. Люк хотел спросить у него, почему он именно теперь заговорил об этом, но Ганторис повернулся и пошел догонять остальных учеников, которые уже тронулись в обратный путь по мрачным туннелям.
Росистым утром ученики Люка Скайвокера собрались около посадочной площадки, чтобы продолжить занятия. Туман вился вокруг покатого чела Великого Храма. Копошливый шорох джунглей служил привычным сопровождением их причудливых упражнений по удержанию равновесия в самых противоестественных позах. Они делали первые шаги в освоении искусства левитации.
Люк ходил и вспоминал те времена, когда он сам делал эти же упражнения в туманных болотах Дагобаха под руководством учителя Йоды. Он улыбнулся, наблюдая за тем, как Кирана Ти и молодая сказительница историк Тионна пытаются объединить свои усилия. К взаимному удовольствию, им удалось поднять в воздух Арту-Дету. До этого маленький дройд слонялся по посадочной площадке, выдирая неистребимые сорняки. Теперь он висел в воздухе и жалобно дудел, судорожно пытаясь найти в воздухе какую-нибудь опору для своих колесиков.
В этот момент в сумрачном зеве ворот Храма возник Ганторис, помедлив мгновение, он решительно шагнул в туманный свет явинского дня. Люк повернулся, наблюдая за его приближением.
- Наконец-то, Ганторис,- все заждались тебя.- В голосе Люка звучало нескрываемое благорасположение, впрочем, с легким оттенком неудовольствия. Он многозначительно посмотрел вверх, намекая на то, как уже высоко поднялся оранжевый газовый гигант, заполнивший значительную часть неба.
Лицо Ганториса было отечным и воспаленным, словно после ожога. Высокий хмурый лоб, вместо бровей - плотная гладкая кожа. Густые черные волосы заплетены в длинную толстую косу.
- Я готовился к новому испытанию, - объявил Ганторис и, сунув руку в складки одежды, вынул черный цилиндр.
Люк удивленно заморгал, когда понял, что это Огненный Меч.
В тот же момент на землю с пронзительным щебетом упал Арту - это Кирана Ти и Тионна рассредоточили свое внимание, привлеченные странной суетой. Все остальные ученики также прервали занятия и замерли в изумлении.
- Сразитесь со мной, Мастер Скайвокер.- Ганторис скинул плащ, под которым оказался его капитанский китель. По всей видимости, этот китель должен был напомнить Люку, что Ганторис продолжает ощущать себя вождем своего народа"
- Откуда у тебя Огненный Меч? - осторожно спросил Люк. Его мозг интенсивно работал. Он никак не мог поверить в то, что один из его учеников каким-то образом освоил технологию изготовления джедайского оружия и, может быть, даже умеет с ним обращаться.
Ганторис нажал кнопку на рукоятке, и тут же из черного цилиндра с оглушительным свистом вырвался сверкающий клинок. По краям раскаленного добела потока энергии появилась кайма интенсивного фиолетового цвета. Ганторис сделал несколько фехтовальных движений, проверяя надежность меча. Пронзительный звук прорвал воздух.
- Разве не испытание для Джедая - изготовить свой собственный Огненный Меч?
Люк попытался осторожно предупредить Ганториса:
- Огненный Меч может показаться примитивным оружием, но на самом деле овладеть им нелегко. Неопытный человек может поранить себя вместо врага. Ты не готов к этому, Ганторис.
Но Ганторис стоял перед ним, как чудом оживший колосс массаси, держа клинок Меча вертикально перед своим лицом.
- Если вы не возьмете свой Меч и не сразитесь со мной, я просто разрежу вас на куски. - Он ждал с самодовольной улыбкой.- Не слишком достойная смерть для Джедай-Мастера, не так ли?
Люк нехотя повел плечом, сбрасывая темный плащ. Он снял Огненный Меч с ремня своего летного костюма и, чувствуя свою Силу, выпустил на свободу желто-зеленое сияние клинка.
Остальные ученики наблюдали за всем этим в изумленном молчании. Люк все недоумевал: как он мог так серьезно просчитаться? Каким образом Ганторис смог дойти до всего этого своим умом? Ведь он должен был потратить уйму сил и массу времени. Когда он успел? Как ему это удалось?
Он шагнул вперед, поднимая лезвие Меча. Ганторис смотрел на него не мигая. В его покрасневших глазах полыхала черная бездна ненависти, и Люка охватило волнение.
Они скрестили клинки, как бы проверяя друг друга. Раздался треск рассеивающейся энергии. Люк ощутил не только сопротивление энергетических лезвий, но и поток Силы. Они вновь сшибли Мечи, на этот раз сильнее. На землю посыпались искры.Ганторис оставил всякий камуфляж, для него это был самый настоящий бой, а не тренировочный поединок. Бешено вращая своим бело-фиолетовым клинком, он ринулся на противника, Люк не пропустил ни одного удара, но по-прежнему только защищался, чтобы не раззадоривать ученика.
Ганторис не издавал ни звука, нанося все новые и новые удары. В воздухе, прорезываемом разноцветными молниями, запахло озоном. Ярость Ганториса потрясла Люка, и он начал отступать к джунглям, ощутив некоторую растерянность: он явно не ожидал от своего ученика такой прыти.
Преимущество было на стороне Ганториса. Люк совсем забыл, что за ним наблюдают остальные ученики.
- Ну что, теперь я - Джедай? - хрипло выкрикнул Ганторис.
Люк отразил удар, затем уклонился от другого. Сквозь сжатые зубы Люк ответил Ганторису:
- Обучение требует прилежания, терпения и самообладания. Джедай не тот, кто умеет сделать Огненный Меч, но тот, кто знает, как и когда им воспользоваться.
Сделав неожиданный выпад, Люк перешел в наступление. При этом он наносил удары так, чтобы, не причинив вреда Ганторису, показать ему свое мастерство.
- Огненный Меч - это оружие Рыцаря-Джедая, но настоящий Рыцарь редко прибегает к оружию для решения спорных вопросов. Джедай предпочитают переубеждать противника или вовсе уклониться от выяснения отношений. Но когда его вынуждают, Джедай бьет быстро и без промаха.- С этими словами он нанес мощный рубящий удар по клинку Ганториса. Едва устояв на ногах, Ганторис неуклюже попятился, путаясь в ветвях кустарника. Сражающиеся втаптывали в землю папоротниковые заросли, ноги их были мокры от росы. Ганторис бешено махал Мечом, ударяя по оружию Люка, но у него была лишь грубая сила, а не умение. Удар Меча пришелся по широкоствольному дереву, и куски побагровевшей коры шумно хлынули на землю.
Люк хотел одного - как можно скорей закончить эту трагикомедию, но глаза Ганториса разгорались все ярче. Словно выпуская зверя из клетки, он нажал на регулятор Огненного Меча, и лезвие, окаймленное фиолетовым сиянием, вдруг вспыхнуло и увеличилось почти вдвое, достигнув размеров копья.
С быстротой молнии Люк отскочил в сторону, но кромка лезвия Огненного Меча рассекла рукав его старого летного костюма, оставив тлеющий надрез.
В глазах Люка промелькнуло удивление. Ганторис не просто своими руками изготовил Меч, но усовершенствовал его конструкцию - дополнительные фокусирующие кристаллы позволяли регулировать вылет клинка. Создание такого оружия требовало адски кропотливого труда, и Ганторис добился этого без посторонней помощи. Возможно ли это?
Не останавливаясь, Ганторис наращивал преимущество, делая выпады с помощью своего удлинившегося лезвия. Он понимал, что теперь Люку ни за что не достать его.
- Ганторис! - послышался срывающийся голос старика Стрина. Но этот призыв остался незамеченным. Ученики столпились у кромки джунглей, беспомощно наблюдая за схваткой.
Безрассудство, с каким действовал Ганторис, очень обеспокоило Люка. Все это напоминало его поединок с Дартом Вейдером. Тогда Император втайне злорадствовал, что заставил Люка поддаться гневу. В тот раз Люк почти проиграл, почти перешел черту дозволенного, за которой начиналась Темная Сторона. Но все-таки у него хватило самообладания и он выстоял.
По всей видимости, Ганторис находился в подобном состоянии.
Люк напрягся, собрал все свои силы и подпрыгнул. Использовав свою способность подниматься выше естественного предела, он достиг толстой нижней ветви дерева, выросшего еще во времена массаси. Он плавно опустился на ветку, не теряя равновесия, и взглянул на разъяренного Ганториса.
- Когда это ты так навострился? - обратился к нему Люк сквозь гудение Мечей, стараясь рассеять злую сосредоточенность Ганториса.
Дрожа от возбуждения, ученик взглянул наверх своими воспаленными глазами:
- Вы не единственный Джедай-Мастер! С гортанным криком Ганторис схватил Меч двумя руками и принялся махать им из стороны в сторону, пережигая массивный ствол дерева. Сыпались искры, клубился дым, влажный коричный запах кипящего древесного сока распространялся в воздухе. Древнее дерево закачалось и рухнуло, с треском ломая еще живые руки своих могучих ветвей.
Люк соскользнул с ветки и ловко приземлился в мягкую путаницу гнилого мха и опавших веток. Все, с этим пора завязывать! Ганторис облеплен злобой, он не в силах заставить себя сделать пару-другую элементарных упражнений и привести в порядок свои нервы.
Ганторис для вящего удобства снова уменьшил вылет своего клинка и бросился на Люка. Сопротивляясь Ганторису, Люк позволил ученику оттеснить себя назад, в заросли высоченных папоротников и сверкающие россыпи орхидей.
Люк вошел в джунгли, как в саму Силу, и скоро нащупал совсем поблизости подходящее ее проявление.
Он нарочно споткнулся о заплесневелый камень и пошатнулся в сторону зарослей. Ганторис атаковал его, прорубаясь сквозь гибкие плети лиан, которые клинок его Меча превращал в клочья серого пара. Взбешенный Ганторис не расслышал хрюкающих звуков, доносящиеся из чащи. Когда Ганторис вновь взмахнул своим Мечом, Люк отпрыгнул в сторону. Бело-фиолетовое лезвие прорезало сцепившиеся шипами ветви, и в тот же миг из кустарника, как черт из табакерки, со страшным ревом выскочил разъяренный зверь.
Покачиваясь из стороны в сторону и фыркая, мимо них протопотал раннип. Это было неуклюжее массивное существо, покрытое лоснящейся шерстью. Хобот раннипа, которым он незадолго до этого рылся в перегное, был облеплен грязью.
Появление раннипа отвлекло внимание Ганториса лишь на миг. Однако Люк успел этим воспользоваться для того, чтобы войти в Силу. Мысленно ухватившись за рукоятку вражеского Огненного Меча, он выбил его из рук Ганториса и даже исхитрился отжать кнопку выключателя лезвия.
Левой рукой Люк перехватил взмывший в воздух Меч Ганториса и выключил свой Меч. Как только прекратилось шипение двух Мечей, в джунглях воцарилась настороженная тишина.
Ганторис в оцепенении смотрел на Люка. Оба они тяжело дышали, дрожа от усталости. Лица их были покрыты испариной. Они стояли лицом к лицу на расстоянии вытянутой руки.
Ледяное молчание нарушил Люк. Он протянул Ганторису его Меч. Тот нерешительно принял свое оружие и посмотрел Люку прямо в глаза.
- Неплохая зарядка,- проговорил Люк,- но, Ганторис, ты должен научиться управлять своим гневом. Иначе ты можешь здорово влипнуть.




далее: ГЛАВА 8 >>
назад: ГЛАВА 6 <<

Кевин Андерсон. Темный подмастерье
   ГЛАВА 1
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10
   ГЛАВА 11
   ГЛАВА 12
   ГЛАВА 13
   ГЛАВА 14
   ГЛАВА 15
   ГЛАВА 16
   ГЛАВА 17
   ГЛАВА 18
   ГЛАВА 19
   ГЛАВА 20
   ГЛАВА 21
   ГЛАВА 22
   ГЛАВА 23
   ГЛАВА 24
   ГЛАВА 25
   ГЛАВА 26
   ГЛАВА 27
   ГЛАВА 28
   ГЛАВА 29
   ГЛАВА 30
   ГЛАВА 31
   ГЛАВА 32
   ГЛАВА 33
   ГЛАВА 34