ГЛАВА 6




Шло заседание Совета Новой Республики по выяснению причин катастрофы на планете Вортекс. Адмирал Акбар ждал в коридоре, уставившись на сталекаменную дверь, как будто это стена, за которой заканчивалась его жизнь. Рисунки и орнаменты в виде завитков, украшавшие дверь и выполненные по эскизам самого Императора Палпатина в подражание иероглифам древних Сигов, раздражали его.
Акбар сидел на холодной скамье из искусственного камня, ощущая лишь свое ничтожество, несостоятельность и бесполезность. Он баюкал свою перебинтованную левую руку и чувствовал, как боль отдается в области бицепса, там, где тоненькие иголочки соединяли края его разорванной кожи цвета семги. Акбар отказался от стандартной врачебной помощи - от медицинского дройда и от лечения в асептической камере, запрограммированной на физиологию каламарианина. Он предпочел, чтобы болезненное выздоровление напоминало ему о той ране, которую он нанес народу ворсов.
Он встряхнул своей огромной головой и прислушался. Сквозь закрытую дверь доносились то затихающие, то усиливающиеся голоса. Некоторые из них звучали просительно, другие - требовательно. Но все они смешивались в монотонный гул. Адмирал Акбар с каким-то мазохистским упорством рассматривал свою безупречно белую адмиральскую форму.
Его ранение казалось ему ничтожной царапиной по сравнению с тем, что болело глубоко-глубоко внутри, глубже сердца, глубже души. Мысленно он продолжал видеть хрустальный Собор Ветров, оглушительный ливень осколков, разлетающихся стеклянными кинжалами во все стороны, изуродованные ими крылатые тела. Акбару удалось катапультировать Лею, но он не мог себе простить, что у него не хватило мужества отключить защитное поле. Именно он и никто другой пилотировал смертоносный корабль. Именно он врезался в драгоценный Собор Ветров, полный живых существ. Он, а никто другой. И он жив. Позорно жив.
Услышав шаркающие шаги, он взглянул вверх и увидел другого каламари, осторожно приближавшегося к нему по коридору. Склонив голову и вращая своими большими рыбьими глазами, он встретился взглядом с Акбаром.
- Терпфен, - выдохнул адмирал. Голос его звучал тихо, слова, как песок, сыпались на полированный пол, но чувствовалось, что он изо всех сил пытается изобразить радость. - Наконец ты пришел.
- Вы же знаете, я в любом случае на вашей стороне, адмирал. И члены моей бригады тоже. Даже теперь... Мы же все каламари.
Акбар кивнул, зная неколебимую верность своего главного механика. Как и многих других каламариан, имперские поработители увезли Терпфена на чужбину и заставили работать над проектированием и совершенствованием своих Разрушителей, используя всем известный опыт каламариан в строительстве звездных кораблей. Терпфен был уличен в саботаже, и его подвергли пыткам, от которых на голове у него остались страшные шрамы.
В период имперской оккупации Каламари сам Акбар был вынужден сотрудничать с Моффом Таркином. Он работал у Таркина несколько лет, пока ему не удалось бежать во время наступления Повстанцев.
- Вы закончили свое расследование? - спросил Акбар. - Вы изучили записи, сохранившиеся после катастрофы?
Терпфен отвернулся. Он сложил вместе свои широкие перепончатые ладони. Кожа его лица загорелась пятнами ярко-каштанового цвета, показывая его смущение и стыд.
- Я уже подготовил отчет для Совета Новой Республики. - Он со значением взглянул на закрытую дверь.- Мне кажется, что они сейчас это обсуждают.
Акбар почувствовал себя так, будто он только что попытался проплыть под плавучей льдиной.
- И что вы обнаружили? - спросил он твердым голосом, пытаясь восстановить свой командный тон.
- Я не нашел каких-либо признаков механического повреждения. Я вновь и вновь прослушивал сохранившиеся записи и наконец реконструировал курс полета, с учетом всех зарегистрированных возмущений атмосферы Вортекса. И ответ один - с вашим кораблем было все в порядке. - Он взглянул на адмирала, затем вновь отвернулся. Акбар понимал, что Терпфену было так же трудно сообщать все это, как Акбару его слушать.- Я лично проверял ваш корабль перед отлетом на Вортекс. Я не нашел тогда никаких признаков механических повреждений. Я думаю, что если бы я упустил что-то...
Акбар покачал головой:
- Не вы, Терпфен. Я слишком хорошо знаю, какой вы, работник.
Терпфен продолжал более спокойным голосом:
- На основании собранных данных я могу сделать лишь один вывод, адмирал...- Тут Терпфен запнулся, как будто не решался сформулировать то, что было ясно и без слов.
Акбар сделал это за него.
- Ошибка пилота, - сказал он. - Я - причина аварии. Это моя вина. Я так и знал.
Терпфен опустил голову настолько низко, что был виден лишь выступающий бугрообразный свод черепа.
- Мне хотелось бы, чтобы нашлось что-нибудь, что могло бы доказать обратное, адмирал.
Акбар протянул перепончатую руку и положил ее на плечо Терпфена, обтянутое серой униформой:
- Я знаю, что вы сделали все, что могли. А теперь окажите мне, пожалуйста, еще одну услугу. Подготовьте еще один дугокрылый истребитель для меня и обеспечьте его всем необходимым для длительного путешествия. Я полечу один.- Боюсь, вас все-таки отстранили от полетов, адмирал, - предположил Терпфен, - но не беспокойтесь. Я как-нибудь решу эту проблему. Куда вы собираетесь?
- Домой,- ответил Акбар,- улажу одно незаконченное дело - и домой. Терпфен молодцевато козырнул:
- Ваш корабль будет ждать вас, сэр.
Акбар отдал честь и почувствовал, как к горлу подкатил комок. Он подошел к закрытой двери из сталекамня и постучал по ее густо орнаментированной поверхности, требуя, чтобы его впустили.
Тяжелая дверь, рыча автоматическими шарнирами, открылась. Акбар встал на пороге, и все члены правящего Совета обернулись, глядя на него.
Стоявшие в помещении кресла были изготовлены из пластического камня и отполированы до блеска. Там же находилось и его пустующее кресло, на котором все еще была табличка с его именем. Воздух казался слишком сухим, в нем витал едва заметный запах музейной пыли. Ноздри Акбара резанул смрад человеческого пота, смешанный с ароматами специй,- заседание затянулось, и между делом некоторые члены Совета устроили себе легкий перекус.
Тучный сенатор Хрекин Торм махнул коротенькой толстой рукой в сторону Акбара:
- Почему бы ему не возглавить ремонтно-восстановительную бригаду? Мне кажется, надо сделать именно так.
- Думаю, что ворсы теперь просто не подпустят его к своей планете, - предположил сенатор Бел Иблис.
- Ворсы вообще не обращались к нам за помощью,- пояснила Лея Органа Соло,- но это не значит, что мы должны оставаться безучастными.
- Нам повезло - ворсы не так эмоциональны, как другие расы. Это действительно ужасная трагедия, но мало вероятно, что она приведет к галактической катастрофе,- заявила Мон Мотма.
Она стояла, держась за край стола, и, кажется, только теперь обратила внимание на присутствие Акбара. Ее кожа казалась мертвенно-бледной, лицо было изможденным, глаза и щеки ввалились. За последнее время она провела целый ряд важных заседаний. Акбар подумал: не трагедия ли на Вортексе так ее подкосила?
- Адмирал, - обратилась Мон Мотма к Акбару, - наше заседание закрывается. Мы вызовем вас после голосования.- Ее голос звучал твердо и хрипловато, в нем не было и тени сочувствия. Жесткость характера и позволила ей быстро занять одно из ведущих мест в политической жизни Галактики.
Министр иностранных дел Лея Органа Соло взглянула на адмирала своими черными глазами с явной симпатией. Однако Акбар отвернулся с острым чувством раздражения и смущения. Он звал, что Лея будет самой страстной его сторонницей, и ожидал поддержки от генерала Рикана и генерала Додонны, но он не знал, как проголосуют сенаторы Гарм Бел Иблис, Хрекин Торм и даже сама Мон Мотма.
"Это неважно", - подумал Акбар. Он избавит их от необходимости голосования, ликвидирует саму возможность этой унизительной для него процедуры.
- Может быть, я смогу облегчить принятие вашего решения,- сказал Акбар.
- Что вы имеете в виду, адмирал? - спросила Мон Мотма нахмурившись. Глубокие морщины прорезали ее лоб.
Лея приподнялась - она все поняла.
- Нет...
Акбар властно поднял левую руку, и Лея неохотно села на место.
Он коснулся левой части груди и покачнулся, пытаясь снять свои адмиральские знаки отличия с белоснежной формы.
- Я причинил неимоверную боль и страдания народу Вортекса и навлек на себя ужасный позор, причинив огромные неприятности Новой Республике. С этого момента я подаю в отставку с поста командора флота Новой Республики. Я сожалею об отставке, но горжусь годами своей службы Союзу. Обидно, что мне не удалось добиться большего.
Он положил свои знаки отличия на кремовую алебастровую полку перед пустым креслом, которое прежде было его местом.
В изумленном молчании члены Совета смотрели на него, как судьи безмолвного трибунала. До того как они успели высказать ему свои возражения - и, вероятно, неискренние,- Акбар повернулся и вышел из комнаты, выпрямившись, насколько это было возможно. Он ощущал себя при этом сломленным и ничтожным.
Перед тем как отправиться в ангарный отсек, где его ждал обещанный Терпфеном корабль, он зашел к себе, чтобы взять наиболее ценные вещи. Ну вот и все. Осталось слетать на-, одну планету - и домой, на Каламари.
Если генерал Оби-Ван Кеноби смог затеряться в пустынях Таттуина, Акбар может сделать то же самое и прожить остаток жизни в подводных джунглях Каламари.
Под предлогом испытаний дугокрылого истребителя в условиях экстремальных нагрузок Терпфен стремительно взлетел с Корусканта. Остальные члены каламарианской бригады, опечаленные последними событиями, перед отлетом пожелали ему удачи, полагая, что он намеревается продолжать борьбу за возвращение доброго имени адмиралу Акбару.
Однако непосредственно перед скачком в гиперпространство Терпфен ввел новый набор координат в навигационный компьютер.
Корабль накренился под рев двигателей гиперпривода. Звезды вытянулись в световые линии, и вот уже корабль ворвался в бешеный всепоглощающий вихрь искривленного гиперпространства. Терпфен инстинктивно натянул на свои рыбьи глаза мигательную мембрану.
Он чувствовал электрическую дрожь, пробегавшую по телу всякий раз, когда он пытался воспротивиться предательскому позыву. Теперь, спустя многие годы, он знал, что не в силах подавить это. Жуткие ночные кошмары не позволяли ему забыть те ужасы, которые ему довелось пережить на имперском военном полигоне планеты Карида.
Шрамы на его голове были не просто следами пыток, а результатами имперской вивисекции, враги вскрыли его череп и удалили часть мозга - именно те его участки, которые управляли лояльностью каламарианина, его волей и его сопротивляемостью специальным командам. Жестокие инопланетные хирурги заменили изъятые участки мозга Терпфена специально выращенными органическими элементными цепями, которые имитировали своим размером и составом удаленную ткань.
Органические цепи были идеально закамуфлированы, и выявить их было не под силу даже самому мощному медицинскому сканеру, но тем самым они сделали Терпфена мощным киборгом - идеальным шпионом и саботажником, который начинал думать чужими мыслями, когда это было угодно имперцам. Эти встроенные цепи оставляли ему достаточные умственные способности, чтобы сохранять свое служебное положение и придумывать поводы для внезапных исчезновений, когда подходило время для очередной встречи с представителями Империи.
Терпфен взглянул на хронометр. В точно условленное время он тронул рычаги, которые отключали двигатели гиперпривода и включали субсветовые.
Его корабль завис вблизи кружевной вуали Крон Дрифта - газообразных останков множественной сверхновой, где около четырех тысячелетий тому назад одновременно образовались четыре звезды. Пучки газа искрили, испуская красные, зеленые и белые сполохи. Остаточное рентгеновское и гамма-излучение от старых сверхновых вызвало образование статического электричества во всей его системе связи, но это также служило маскировкой его встреч, скрывая их от любопытных глаз.
Темный корабль Кариды уже висел там, ожидая его. Выдвинутые наступательные ракеты и сенсорные антенны торчали, как шипы. Камуфлированный корабль походил на матово-черное насекомое, глотающее звездный свет. Шипастый силуэт на звездном поле.
Всплеск статического электричества прошел сквозь систему связи корабля Терпфена, и в рубке сфокусировалось переданное с помощью узкого луча голографическое изображение посла Фургана.
- Ну, моя маленькая рыбка,- начал Фурган. Его огромные брови напоминали черные перья, завивавшиеся на лбу.- Каков же твой отчет? Объясни, почему в аварии, которую ты устроил, не погибли эти двое?
Терпфен попытался удержаться от слов, но включились органические цепи.
- Я разрегулировал систему управления личного корабля Акбара, и смерть обоих пассажиров казалась мне неизбежной, но даже я недооценил возможности Акбара как пилота.
Фурган сердито нахмурился:
- Итак, задание провалено.
- Напротив,- возразил Терпфен,- оно выполнено, и даже с блеском. Я считаю, что все случившееся окажет более сильное дестабилизирующее воздействие на Новую Республику, чем это было бы в случае простой аварии, когда погибли бы министр иностранных дел и адмирал. Сейчас потерявший доверие командующий флотом ушел в отставку, и в правящем Совете для него в настоящее время нет подходящей замены.
Фурган на минуту задумался, затем кивнул головой в знак согласия, и медленная улыбка расплылась по его толстым темным губам. Он решил переменить тему разговора:
- Удалось ли тебе узнать, где прячут младшего ребенка Хэна Соло?
Во время экспериментов, проводившихся над ним в течение четырех недель на планете Карида, Терпфен испытывал страшные мучения. Голова его была заключена в жесткий стальной шлем, лишавший его возможности что-либо видеть. Через определенные интервалы времени в его мозг посылались сильные болевые импульсы. Он не мог ни говорить, ни пить, ни есть. Жизнь поддерживалась в нем только за счет внутривенных питательных растворов. Теперь, когда он сидел, зажатый, как в ловушке, внутри кабины корабля, ему казалось, будто он вновь оказался в той черной яме, на планете Карида.
Терпфен тем не менее Ответил ровным, спокойным голосом:
- Я уже говорил вам об этом, господин посол. Анакин Соло находится на секретной планете, место расположения которой известно лишь немногим, включая адмирала Акбара и Джедай-Мастера Люка Скайвокера. Мало вероятно, что Акбар раскроет эту тайну в каком-нибудь случайном разговоре.
Фурган скривился так, будто попробовал какой-то кислятины, он захотел ее поскорее выплюнуть, но никак не мог разжать сведенные челюсти.
- На что же ты тогда нужен? Терпфен не мог переносить оскорблений, даже несмотря на органическую начинку своего мозга:
- Я приступил к реализации другого плана, который позволит получить нужную вам информацию.
Терпфен выполнял задачу, используя те части мозга, которые существовали независимо от его воли. Перепончатопалые руки, движущиеся против его желания, делали то, против чего восставала остальная часть его тела.
- Надеюсь, что твой план сработает, - произнес Фурган. - И последний вопрос: я заметил, что Мон Мотма избегает появляться на публике в течение последних недель. Ее не было на многих важных заседаниях, где присутствовали только ее представители. Скажи-ка мне, как здоровье дорогой Мон Мотмы? - Он начал злорадно посмеиваться.
- Она нездорова,- ответил Терпфен, проклиная сам себя.
Улыбка с лица Фургана внезапно исчезла, и его глаза на голографическом изображении уставились в большие водянистые блюдца Терпфена.
- Возвращайся на Корускант, моя маленькая рыбка, пока тебя не хватились. Не хотелось бы потерять тебя - ведь у нас дел еще - непочатый край.Изображение Фургана мигнуло и исчезло. Секундой позже похожий на жука корабль сделал разворот и, сияя бело-голубым свечением дюз, прянул в какую-то складку пространства и исчез.
Терпфен смотрел на сверкающую полосу Крон Дрифта. Он был один в темноте. Его окружало только собственное предательство.




далее: ГЛАВА 7 >>
назад: ГЛАВА 5 <<

Кевин Андерсон. Темный подмастерье
   ГЛАВА 1
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10
   ГЛАВА 11
   ГЛАВА 12
   ГЛАВА 13
   ГЛАВА 14
   ГЛАВА 15
   ГЛАВА 16
   ГЛАВА 17
   ГЛАВА 18
   ГЛАВА 19
   ГЛАВА 20
   ГЛАВА 21
   ГЛАВА 22
   ГЛАВА 23
   ГЛАВА 24
   ГЛАВА 25
   ГЛАВА 26
   ГЛАВА 27
   ГЛАВА 28
   ГЛАВА 29
   ГЛАВА 30
   ГЛАВА 31
   ГЛАВА 32
   ГЛАВА 33
   ГЛАВА 34