ГЛАВА 4




Заложив руки в черных перчатках за спину, адмирал Даала внушительно возвышалась на мостике имперского Звездного Разрушителя "Горгона".
В иллюминатор были видны сверкающие газы, испускаемые скоплением синих звезд-гигантов, что превращало туманность Котла в зрелищное световое шоу. Недалеко от "Горгоны" стояли на приколе еще два корабля - "Василиск" и "Мантикор". Ионизированные газы мешали работе датчиков вражеских кораблей, делая туманность идеальным местом для секретного базирования трех вооруженных до зубов кораблей.
Даала услышала неуверенные шаги позади себя и, обернувшись, увидела командора Кратаса.
- Слушаю вас, командор. - Оливково-серая форма облегала ее как собственная кожа, не затрудняя движений, а грива медных волос развевалась наподобие хвоста кометы.
Кратас отдал приветствие по всей форме и остался стоять на ступеньку ниже мостика.
- Адмирал,- начал он,- за девятьсот часов мы произвели подсчет потерь, понесенных нами в сражении у Кессела.
Рот Даалы сжался в бескровную немую щель. Кратас был призван в Имперский флот из оккупационных войск, действовавших на одной из отдаленных планет. Это был человек небольшого роста, с аккуратно подстриженными темными волосами. Над широко расставленными водянистыми глазами нависали густые брови, а губы были настолько тонки, что казалось, их просто нет. Лучшей же чертой Кратаса, по мнению Даалы, была его беспрекословная исполнительность. К тому же он получил хорошее образование в Имперской военной академии на Кариде.
- Докладывайте, командор,- обратилась к нему Даала.
Кратас тотчас же стал отчитываться:
- В целом мы потеряли три эскадрильи "сидов", как вы понимаете, всех людей и ресурсы на борту "Гидры".
Даала ощутила острый приступ ярости при упоминании о своем погибшем боевом корабле. Кратас почуял что-то недоброе в ее лице, и ему стало не по себе.
"Гидра" - четвертый Звездный Разрушитель Даалы - была разнесена на куски у одной из черных дыр скопления Черная Прорва. Это была первая значительная потеря Даалы в сражении. Одна четвертая часть ее боевой мощи была уничтожена Хэном Соло и изменницей Кви Ксукс, которые, похитив супероружие - Поджигатель, сбежали со строго охраняемого исследовательского комплекса "Черная Прорва".
Кратас продолжал докладывать. Голос у него немного дрожал, но постепенно он успокоился.
- Сорок "сид"-истребителей с "Гидры" удалось перебазировать на другие Разрушители, что несколько компенсирует наши потери.
Звездные Разрушители Даалы совершили вылазку из Черной Прорвы, намереваясь уничтожить Хэна Соло, но попали в поле зрения флота Кессела, этих, по мнению Даалы, взбесившихся шакалов. Хотя ее Звездные Разрушители разбили почти две трети кораблей Кессела, "Василиск" серьезно пострадал и должен был связаться с навигационными компьютерами "Горгоны" и передать информацию нового места базирования, то есть туманности Котел.
- Как продвигается с ремонтом "Василиска"? - спросила она.
Кратас громко щелкнул каблуками, показывая, как ему приятно сообщать хорошие новости:
- Три из четырех разбитых турболазерных пушек починены и теперь находятся в состоянии боеготовности. В течение двух ближайших дней мы думали закончить ремонт четвертой батареи. Ремонтные модули завершили устранение пробоины в обшивке корабля. Внешние палубы - с седьмой по девятую - вновь герметизированы, и в настоящее время мы заполняем их воздухом. Восстановлена разрушенная система диспетчерского контроля, блок навигации и прицельные консоли также приведены в рабочее состояние. Он сделал глубокий вдох:
- Говоря коротко, я полагаю, что весь наш. флаг готов к сражению.
Даала поближе наклонилась к обзорному окну, касаясь длинными пальцами его выполненного под дерево обрамления. Она безуспешно пыталась скрыть довольную улыбку, растекавшуюся по ее лицу. Металлический запах искусственной атмосферы успокаивал ее. Она прожила на "Горгоне" более десяти лет. Воздух здесь пропускался через сложную систему фильтров и регенераторов, пока острые органические запахи не удалялись и оставалась лишь стерильная газовая смесь, к которой примешивался особый привкус металла и смазочных масел, успокаивающий запах форменной одежды Имперского флота и отполированной брони штурмовиков.
- Могу ли я задать вопрос, адмирал, - сказал Кратас, оглядываясь вокруг, чтобы убедиться в том, что персонал на своих местах и никто не слышит их разговора. Даала подняла брови, ожидая продолжения.- На основании тех сведений, которые мы получили при допросе Хэна Соло, уточненных сводками службы информации, мы знаем, что Императора нет в живых, что Дарт Вейдер и Великий Мофф Таркин также мертвы и что Империя распалась в результате гражданской войны.- Кратас заколебался.
Даала договорила за него:
- Вы хотите знать, командор, кто наш главнокомандующий?
Кратас с готовностью закивал головой:
- Великий Адмирал Траун убит, как и Лорд Цзиндж. Мы знаем, что несколько командоров все еще сражаются за обладание остатками Империи, но, кажется, их больше интересует борьба между собой, а не борьба с Повстанцами. Могу ли я внести предложение? Имперская военная академия на Кариде все еще, по-видимому, остается стабильной и лояльной и имеет много вооружения. Может быть, лучше всего...
- Я не думаю,- резко сказала Даала, отворачиваясь от него, чтобы скрыть свой гнев. Даала проходила курс обучения в строгой военной академии на Кариде, где в ходу были и телесные наказания. Будучи женщиной, она не получала повышения по званию, ей было определено самое плохое назначение. Все это злило ее, но и подстегивало ее честолюбие.
В результате она ввела в компьютерную сеть фиктивную личность и использовала ее для занятий тактическим моделированием. Она постоянно выигрывала, разрабатывая тактику прорыва, которая была принята на вооружение наземными штурмовыми силами Имперской армии. После того как Великий Мофф Таркин обнаружил, что под маской скрывается Даала, он оценил ее талант и тайно убрал ее, пользуясь своими новыми полномочиями Управляющего территориями Внешнего Кольца. Он присвоил ей, женщине, звание адмирала - насколько ей было известно, ни до ни после в Имперском флоте подобного не случалось.
И все же с учетом предубеждений Императора против женщин и представителей других рас Таркин держал в секрете правду о новом адмирале. Между Даалой и Таркином завязался роман, и, для того чтобы не привлекать к ней внимания Императора, он поручил ей командование четырьмя Звездными Разрушителями, которые должны были охранять сверхсекретный исследовательский комплекс, расположенный внутри скопления черных дыр.
Но теперь, когда она была готова со своими боевыми кораблями выжечь дотла любую планету, лояльную к Республике, Даала не желала делиться своим могуществом с бывшими своими притеснителями, сидящими на Кариде.
Она вновь глубоко вздохнула и повернулась лицом к командору Кратасу. Он стоял навытяжку, ожидая ее ответа. Остальные члены команды бросали на них заинтересованные взгляды, но когда Даала посмотрела в их сторону, они торопливо погрузились в свои дела.
- Сейчас, кажется, раздоры в нашем лагере позади, наш настоящий враг - Новая Республика, и надо преподать им хороший урок. Надо бороться с теми, кто убил Моффа Таркина, кто разрушил Звезду Смерти и уничтожил Императора. Поскольку Великий Адмирал Траун был единственным лицом в Имперском флоте, чье звание было выше моего, я полагаю, что в настоящее время по званию не уступаю никакому другому претенденту на главнокомандующего.
Глаза Кратаса расширились от удивления, на что Даала тряхнула головой как бы в подтверждение своих слов. Ее длинные медные волосы заструились как языки пламени.
- Нет, командор, я не собираюсь сгребать в кучу обломки от Империи. Это не та работа, которая может мне понравиться. Мы оставим это мелким диктаторам. Я хочу разрушать, разрушать и еще раз разрушать...- В ее хриплом голосе слышались звериные нотки.- Я считаю, что нашим методом должна стать тактика "Ударь и беги" - то есть партизанская война. У нас три Звездных Разрушителя. Этого достаточно, чтобы уничтожить цивилизации любого числа миров. Мы должны стремительно наносить сокрушительный удар и тут же исчезать. Мы должны гонять Повстанцев и не давать им продохнуть, пока нам самим хватит сил.
Она огляделась - вся команда стояла вокруг мостика и не сводила с нее глаз. Одни стояли с блестящими глазами и открытыми ртами. У других было довольно угрюмое выражение лица. Эти люди очень долго находились в Черной Прорве, готовые к сражению, но все, что им позволяли делать,- это охранять группу ученых шишек, занимавшихся разработкой вооружения.
Даала перевела взгляд на туманность Котел. Яркие огни других звездных систем пронзали дымку ионизированного газа. Какие заманчивые мишени!
Она повернулась к вахтенному офицеру:
- Лейтенант, я хочу, чтобы вы отследили курсы продвижения ближайших к нам кораблей.
- Есть, адмирал, - ответил лейтенант, бросившись к своему рабочему месту.
- Проинформируйте персонал всех трех кораблей,- отдала приказ Даала.
На лице ее появилась колючая усмешка. Она почувствовала, что кровь ее стала будто расплавом меди. Ее зеленые глаза казались лазерными зарядами, готовыми выстрелить в ничего не подозревающую жертву.
Война должна была вот-вот начаться.
- Ну что же, поохотимся?! - обратилась Даала к команде, и - дружное "ура" было ответом.
Свора имперских Звездных Разрушителей, замерших в ожидании добычи, жадно внюхивалась в космическое пространство своими сенсорами. Разрушители зависли у одной из удаленных развязок Кореллианского гиперпространственного торгового тракта, где все корабли, направляющиеся к Аноту, Беспину или к другим планетам, выходили в нормальное пространство и корректировали курс.
Даала расхаживала по мостику "Горгоны", непрерывно наблюдая за командой. Ее испытующий взгляд держал их в состоянии постоянного напряжения, готовности к безупречному выполнению команд. Она гордилась своими людьми. Она знала, что они могут вырвать великолепную победу у мерзких Повстанцев.
Один из лейтенантов вытянулся у своего пульта с индикаторами:
- Адмирал, отмеченные возмущения показывают, что в гиперпространство вот-вот должен войти какой-то корабль. Продолжаю наблюдение...
Даала резко отдала команды:
- Полная готовность. Приказываю "Василиску" и "Мантикору" зарядить турболазерные батареи.
Командор Кратас сорвался с места, чтобы отдать распоряжения. Мощные сирены взвыли над палубами Поджигателя. Штурмовики быстро занимали свои посты, грохоча сапогами и щитками брони.
- Артиллерия! - прокричала Даала в переговорное устройство. - Цель должна быть лишь выведена из строя! Мы должны взять их живьем.
- Они на подходе, - сообщил лейтенант. Даала вглядывалась в черную пустоту космоса, в неподвижный и замысловатый узор созвездий. Вот они! Появился всплеск пульсации на экране, походивший на царапину на покрытом сажей стекле, и корабль средних размеров выплеснулся в нормальное пространство, зависнув на заданном месте для перемены навигационного курса.
Даала улыбнулась, пытаясь представить себе выражение лица капитана этого корабля, когда он вдруг увидит, что блокирован тремя имперскими Звездными Разрушителями.
- Кореллианский Корвет, адмирал, - заметил Кратас, как будто Даала не могла определить этого сама. Она с первого взгляда узнала характерную молотообразную секцию капитанского мостика и набор из двенадцати огромных сверхсветовых и субсветовых двигателей, мерцающих сине-белым цветом выхлопных газов. - Это самый обычный галактический транспорт. Может быть, просто торговый.
- Какая разница, - ответила Даала. - Приготовьтесь к атаке. Проверить боеготовность турболазерных батарей "Василиска"!
- Адмирал, капитан Корвета нам сигналит, - доложил офицер связи.
- Не обращать внимания. "Василиск", огонь! Два выстрела с хирургической точностью. Выведите из строя два кормовых блока гиперпривода.
Дрожа от нетерпения, Даала ожидала выполнения команд. И вот две слепящие зеленые стрелы были выпущены. Первая рассеялась, ударившись в армированную обшивку Корвета, а вторая прошла через уже ослабленную поверхность и изуродовала ракетные двигатели. Корвет заходил ходуном, а затем медленно завертелся, как подвешенная за хвост дохлая крыса. От поврежденного энергетического центра исходило красно-желтое свечение.
Три имперских Звездных Разрушителя неясно вырисовывались над поврежденным кораблем.
- Сообщение от капитана Корвета - они сдаются,- доложил офицер связи.
На какой-то момент Даала почувствовала разочарование, но взяла себя в руки - она не могла себе позволить допускать глупые ошибки. Она уже один раз переусердствовала, преследуя Хэна Соло и угнанный Поджигатель с азартом, который привел к потере "Гидры".
Командор Кратас подошел сзади и тихим голосом высказал предположение:
- А что, если этот корабль не принадлежит Повстанческому Союзу? Многие контрабандисты также пользуются кореллианскими Корветами.
- Надо подумать,- ответила Даала. Уже давно Таркин внушил ей, что хороший командир всегда прислушивается к мнению и предложениям офицеров, которым доверяет.- Если капитан имеет связи с контрабандистской сетью, а не с Повстанцами, то, может быть, мы заставим его работать на нас. Мы можем завербовать несколько шпионов-вредителей.
Кратас кивнул в знак согласия.
- Задействовать лучевой трактор, - приказала Даала.- Будем втягивать Корвет в ангар. Открыть нижние люки.
Даала настроила свою узколучевую систему связи на нужный диапазон, и на голографической панели появилась фигура генерала Имперской армии. По краям изображения мельтешили синие огоньки помех. Даала склонилась над панелью, словно девочка, рассматривающая игрушку.
- Генерал Одоск, подготовьте группу захвата. Ваши люди в боевой готовности?
- Так точно, адмирал, - прозвучал отфильтрованный голос. - Мы знаем, что нам делать.
Даала резко выключила переговорное устройство, рассыпав генеральское изображение в маленькие искры статического электричества. Хорошо, что в команду захвата неприятельского корабля войдут те, кто служил на "Гидре".
Поврежденный Корвет, все еще испускающий тепловое излучение из своего проломанного энергетического блока, поднялся на невидимом лучевом тросе трактора "Горгоны". Нижний ангар Разрушителя открылся, как зев гигантского хищника.
Снова раздался голос офицера связи:
- Адмирал, капитан Корвета продолжает слать запросы, она ждет ваших инструкций и кажется довольно растерянной.
Даала напряглась:
- Она? Капитан Корвета - женщина?
- Во всяком случае, голос женский, адмирал. Даала стиснула кулаки, обдумывая новую информацию. Оказывается, женщинам в Союзе легче удается стать командирами, но ведь именно трудности сделали Даалу по-настоящему сильной личностью.
- Держите ее в неведении.
- Захват завершен, адмирал,- отрапортовал командор Кратас,- Корвет не оказал сопротивления. Группы для высадки на корабль готовы.
- Задраить люк ангара,- приказала Даала,- направьте команду специалистов для вскрытия памяти компьютера. Нам нужны карты, бортжурнал, личные дела членов экипажа. Нам многое надо узнать.
- Разве вы не приказывали генералу Одоску и его спецкоманде высадиться на Корвет? - спросил Кратас.
Даала гневно сдвинула брови.
- Они заняты своим делом. А вы выполняйте ваши.
- Так точно, адмирал,- тихо отозвался Кратас.
- Приведите капитана Корвета в комнату для допросов. Нам нужно добиться от него правды. Кратас кивнул и проворно сошел с мостика. Дверь пыточной открылась со зловещим шипением. Даала вошла и почувствовала разочарование, увидев пленника - коротенького, с мышиным лицом саллустанианина. Его толстые каучуковидные брылья свисали ниже безвольного подбородка. Большие остекленевшие глаза, совершенно черные и блестящие, напоминали черные дыры в скоплении Черная Прорва.
Капитан-саллустанианин в панике затараторил. По губам его потекла пена. Рядом с ним вышагивал, поблескивая хромированным покрытием, допотопный дройд, который исполнял функции переводчика. Движение его рук и ног сопровождалось таким воем и скрежетом, будто мозг компьютера был настолько перегружен, что не мог одновременно управлять всеми системами.
Дройд говорил визгливым женским голосом:
- Адмирал, я рад, что наконец мы попали к кому-то, кто имеет реальную власть. Можем ли мы выйти из этого трудного положения? Мы ведь не совершили ничего плохого.
Стоя рядом с роботом, капитан плотнее натягивал кожаную фуражку, покрывающую его покатую голову, и без умолку верещал, издавая монотонные звуки: "блаб-блаб-блаб...".
Дройдесса переводила:
- Капитан Тнун Бду требует объяснений. Саллустанианин возбужденно забормотал и сжал хромированную руку дройда.
- Поправка, капитан с уважением спрашивает, не будете ли вы так любезны объяснить ваши действия. Пожалуйста, скажите нам, что необходимо сделать для того, чтобы избежать дипломатического скандала, поскольку у нас нет ни малейшего желания вызвать какой-либо конфликт.
Капитан-саллустанианин яростно закивал головой. На губах его собралась пена и потекла вниз.
- Подберите слюни, - сказала Даала и, как бы невзначай, взглянула на жуткого вида пыточное кресло, скрываемое темнотой комнаты.
Стены ее были покрыты грубыми металлическими пластинами на больших болтах. Повсюду были видны потеки, которые, по всей видимости, намеренно не счищались после предыдущих допросов. Само кресло представляло собой нагромождение трубок, зажимов, цепей, шипов - большая часть этих аксессуаров явно служила главным образом для устрашения.
- Что ж, действительно не стоит тянуть резину, - сказала Даала, отвернувшись от кресла к как бы забывая о его существовании.- Все, что мне нужно,- быстрые и точные ответы на краткие и конкретные вопросы. И если мы сработаемся, у нас не будет необходимости прибегать к некоторым... неприятным вещам.
Капитан трепетал. Хромированная дройдесса переминалась с ноги на ногу, а затем, казалось, приняла какое-то решение. Она взглянула с заметным подобострастием на своего капитана, а затем выпрямилась и заговорила четким, спокойным голосом:
- Да, адмирал, я могу предоставить такую информацию. Нет необходимости мучить капитана.
Саллустанианин вновь издал свое "блаб-блаб-баваб", но робот, казалось, не слышал этого:
- Мы выполняем задачу по поставке продовольствия и новых блоков жизнеобеспечения для папенькой колонии на планете Дантуин. В данное время колония не является союзницей Восстания. Колонисты - безобидные беженцы.
- Сколько их там - в колонии? - спросила Даала.
- Около пятидесяти, они перебрались с бывшего газоразведочного аванпоста на Эол Ша. Сейчас они не вооружены.
- Понятно. - Даала с усмешкой посмотрела на капитана. - Ну что, капитан, пора проверить ваши трюмы? Об их содержимом мы позаботимся. А что, кореллианский Корвет действительно обычно доставляет колонистам провизию только раз в год? Жаль- Я конфискую ее в пользу Империи. Беднягам придется обеспечить себя каким-либо другим образом.
Саллустанианин засуетился и снова заболботал. Даала искоса взглянула на него:
- Может быть, капитан, вы хотите подать на нас жалобу? Милости просим - вас проводят в кессонное отделение.
Тот мгновенно заткнулся.
Двери пыточной комнаты опять зашипели, и вошли два штурмовика и командор Кратас.
- Проводите капитана и его дройда обратно на их корабль, - приказала Даала, затем опустила голову, обращаясь к саллустанианину: - Наша команда заканчивает разгрузку вашего корабля, а генерал Одоск уже приказал своим людям заняться ремонтными работами - чтобы вы могли обойтись без поврежденного двигателя. Ведь в крайнем случае можно переключиться на другую систему тяги.
Саллустанианин поклонился, не переставая говорить на своем грызунском языке. Дройдесса внимательно слушала его, а затем удивленно проговорила:
- Спасибо, адмирал Это очень великодушно. Мы ценим ваше гостеприимство.
Штурмовики увели их, гулко вышагивая по стерильным помещениям Звездного Разрушителя. Двери вновь герметично закрылись, оставив Даалу наедине с командором Кратасом. Он повернулся и глядел на нее своими черными глазами из-под нависших бровей.
- Адмирал, неужели мы опустились до уровня космических пиратов? Атакуем транспортные корабли и присваиваем чужой груз?
Даала сняла с пояса информационную кассету и нажала на клавишу, чтобы вызвать последние показания. Она дала прочесть их командору.
- Я ценю вашу заботу о чести Имперского флота, командор. Однако до того, как я пошла взглянуть на пленников, я получила опись обнаруженного на корвете груза. Они действительно снабжают новую колонию товарами первой необходимости, но мы также нашли у них тяжелое вооружение, средства связи и оборудование для ремонта истребителей.- Она направилась к двери. - Вернемся на мостик. Я хочу это увидеть.
- Что вы имеете в виду? - удивился Кратас. Даала выключила кассету и взглянула на него:
- Минуту терпения, Кратас.. Когда они вышли, двери пыточной плавно сдвинулись за их спинами, бережно закупоривая темноту, пропахшую страхом смерти.
Изображение генерала Одоска, ограниченное топографической рамкой, искажали вспышки и полосы помех, но от Даалы не ускользнуло удовлетворенное выражение его широкого смуглого лица.
- Задание выполнено, адмирал.
- Отлично, генерал. Я надеюсь, вам хорошо видно.
Одоск кивнул:
- Так точно, как на ладони. Благодарю вас. Даала вернулась к обзорному окну на мостике. Искалеченный кореллианский Корвет вышел из ангара "Горгоны" и свободно поплыл в космосе.
- Задний ход,- отдала она приказ штурману, - пусть "Василиск" и "Мантикор" сделают то же самое.
- Есть, адмирал.
Три имперские громадины развернулись и отошли от бедного суденышка на почтительное расстояние. Поврежденный ракетный двигатель Корвета уже не светился красным светом.
Кратас покачал головой:
- Мне до сих пор не верится, что вы позволили им уйти.
Даала заговорила нарочито громко, чтобы ее могли слышать остальные члены команды. Вовсе не обязательно каждый раз объяснять свои мотивы, отдавая приказания, но в определенные моменты прояснение подоплеки тех или иных тактических ходов может заставить подчиненных уважать ее еще больше.
- Корабли исчезают постоянно, командор, - проговорила Даала. - Если мы просто разрушим Корвет, это может быть списано на какой-нибудь несчастный случай: метеоритный шторм, вышедший из строя реакторный блок, отклонение от курса при проходе через гиперпространство. Но если мы вначале позволим капитану судна передать сообщение о случившемся, то у Союза не будет ни малейших сомнений в том, что это мы уничтожили корабль. Они все равно обречены, но так мы посеем ужас и хаос. Вы согласны?
Кратас утвердительно кивнул, но выглядел при этом все таким же озабоченным.
Вновь заговорил офицер связи:
- Жучок, который мы вмонтировали в их систему связи, начал работать. Капитан Корвета ведет прямую передачу узким лучом на вполне определенные координаты.
Даала рассмеялась:
- Хорошо. Я так и предполагала, что этот тупица не догадается отойти на безопасное расстояние и потом уже распустить нюни.
Офицер связи прижал наушники.
- Он докладывает о ситуации, адмирал. Три Звездных Разрушителя... обстреляли без предупреждения... был взят в плен и допрошен.
- Ну что ж, пожалуй, этого предостаточно, - решила Даала. Она подключилась к каналу прямой связи. - Генерал Одоск, приступайте к выполнению задания.- Она опустила веки в предвкушении блаженства.
Термические детонаторы, подвешенные командой Одоска к стенкам реакторов двенадцати ракет, рванули одновременно и устроили сущий ад, направляя выброс смертельной радиации внутрь Корвета. Мгновением позже бушующий жар превратил в металлический пар весь его корпус. Ракетные установки расплескались солнечными протуберанцами. Все остальное вспухло ослепительным световым стогом. Даала вскинула голову:
- Мне кажется, уцелевшие члены экипажа "Гидры" взяли свой реванш и теперь испытывают удовлетворение.
Кратас, парализованный восторгом, пьяно улыбнулся и промямлил:
- Я думаю, что это так, адмирал.
Она обратилась к остальным членам команды:
- Теперь у нас есть точные карты и информация о политической ситуации в мирах Повстанческого Союза.
Это был первый, самый первый удар. Даала глубоко вздохнула. Она была охвачена эйфорией и, несмотря на нервную дрожь, чувствовала прилив сил и бодрости. Великий Мофф Таркин мог бы гордиться ею.
- Наша следующая остановка будет на планете Дантуин, - сказала она. - Должен же хоть кто-то проведать колонистов.




далее: ГЛАВА 5 >>
назад: ГЛАВА 3 <<

Кевин Андерсон. Темный подмастерье
   ГЛАВА 1
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10
   ГЛАВА 11
   ГЛАВА 12
   ГЛАВА 13
   ГЛАВА 14
   ГЛАВА 15
   ГЛАВА 16
   ГЛАВА 17
   ГЛАВА 18
   ГЛАВА 19
   ГЛАВА 20
   ГЛАВА 21
   ГЛАВА 22
   ГЛАВА 23
   ГЛАВА 24
   ГЛАВА 25
   ГЛАВА 26
   ГЛАВА 27
   ГЛАВА 28
   ГЛАВА 29
   ГЛАВА 30
   ГЛАВА 31
   ГЛАВА 32
   ГЛАВА 33
   ГЛАВА 34