ГЛАВА 26




Джесин и Джайна продолжали свое утомительное путешествие по сырым подземельям Корусканта. Они не знали, что означает - день или! ночь - тот мрачный полусвет, который пробивается к ним сверху. Воздух был пропитан миазмами гниющего мусора, зловонием падали, запахом ржавого металла и застоявшейся воды. Дети продвигались по широким улицам, с трудом перелезая через бесчисленные кучи мусора. Все вокруг было незнакомо, и двойняшки не представляли себе, что они будут делать в следующую минуту.
- Кушать хочу, - пожаловалась Джайна.
- Я тоже,- отозвался Джесин.
Глубокое подземелье было погружено в молчание. Время от времени какие-то тени, вспугнутые детьми, едва мелькнув, прятались в еще более глубокую тьму. Споткнувшись о кучу отбросов, Джесин и Джайна вызвали целую лавину грохочущих звуков. Они бросились наутек, наделали еще больше шума.
- Мне ножки больно, - сообщил Джесин.
- А мне нет,- возразила Джайна. Прямо перед собой они увидели наконец что-то обнадеживающее. Это была сделанная из разнообразных обломков пещера. Стены ее состояли из кусков пенобетона, скрепленных смесью сухих водорослей, грязи и еще какой-то черной дряни. Внутри пещеры горели дымные огни, которые как бы манили к себе из отталкивающей темноты подземного города.
Джесин и Джайна одновременно двинулись вперед.
- Там еда? - предположил Джесин. Снаружи пещеры они увидели кабели, проходящие сквозь покрытые лишайником отверстия, находящиеся в разных местах. По стенам и по потолку, как некоторое подобие украшения, висели сочленения металлических пластин, похожие на костлявые пальцы, соединенные звеньями цепи.
- Давай зайдем,- предложила Джайна.
Темнота вокруг сгущалась, а огни так манили к себе.
Вдруг над самой головой Джайны раздался резкий скрежещущий звук. Она остановилась и увидела огромного паукана, величиной с ее голову. Джесин подошел поближе, чтобы лучше его рассмотреть. Паукан как бы в нерешительности взбирался вверх по стене, глядя на мальчика тремя янтарными глазами.
Вдруг с грохочущим скрежетом горсть металлических пальцев разжалась над пауканом и, накрыв его, захлопнулась, образовав вокруг паука подобие металлической клетки. Паукан заметался, защелкав челюстями. Полетели искры, когда он начал скрести своими конечностями непроницаемые прутья клетки.
В панике Джесин и Джайна побежали по туннелю в направлении мерцающих оранжевых огней. Но вдруг близнецы остановились, одновременно ощутив приближающуюся опасность. Взглянув наверх, они увидели, что еще одна клетка, значительно большего размера, вся в зубцах и с острыми металлическими краями, с грохотом движется прямо на них. Металлические клешни окружили их и сжались, сцепившись намертво.
- Ловушка! - вскрикнула Джайна. Они услышали приближающиеся шаркающие шаги, и огромное неуклюжее существо показалось из глубин логова. Вначале появился силуэт - массивная косматая голова с огромными руками, свисавшими почти до земли. Одна нога, мощная и мускулистая, напоминала ствол дерева, а другая, более короткая, была крива и суха.
Джесин и Джайна пытались расшатать зубчатые прутья клетки, но металлические клешни от этого сдвинулись еще теснее, как ножницы.
- Помогите! - не выдержал Джесин. И вот их пленитель предстал во всей своей красе, освещаемый сбоку отсветами дымных отвей. Существо было покрыто клочьями свалявшейся шерсти. Огромная голова и туловище представляли собой нерасчленимое бочкообразное единство.
Вместо рта у чудовища была длинная рваная рана, постоянно меняющая свое местоположение и форму. Вместо левого глаза - огромная бугристая опухоль, сочащаяся кровью и гноем. Другой глаз, величиной с кулак ребенка, светился болезненно-желтым светом и был опутан сетью красных прожилок.
Джесин и Джайна настолько перепугались, что не могли произнести ни слова. Их тюремщик-людоед, казалось, не обратил никакого внимания на них, протащившись мимо и волоча свою неуклюжую сухую ногу. Он поднял вверх меньшую клетку, чтобы посмотреть на обезумевшего от страха огромного паукана.
Дети почувствовали смрад и вонь, исходившие от монстра, когда он склонился над их клеткой, пристально разглядывая свою добычу желтым печальным глазом.
Огромный людоед снял со стены длинные цепи, перекинул их через плечо и с грохотом потащил клетку с двойняшками по коридору в свое огненное логово. Клетка наталкивалась на невидимые препятствия, и детям с трудом удавалось сохранять равновесие.
В логове было полно обглоданных костей - некоторые из них были свалены в корзины, а другие просто валялись на развороченном полу. Языки красноватого огня и клубы дыма поднимались из-под закопченных котлов, котлы зловеще клокотали и распространяли тошнотворный запах прогорклого жира.
В углу на цепи сидело клыкастое крысоподобное существо, покрытое щетинистым мехом. Его резиново-черная пасть была оскалена в непрерывном злобном рычании. Оно рванулось вперед, но цепь удержала его.
На покрытых шипами стенах висели сломанные наручники. Людоед сделал шаг к свету, и под клочьями маслянистых волос на его теле стала видна старая форма тюремщика.
Людоед разомкнул металлические пальцы ловушки с огромным пауканом. Схватив паукана голыми руками, он швырнул его гигантскому крысоподобному существу. Паук замолотил своими длинными ногами, кувыркаясь в воздухе. Крыса-монстр вспрыгнула и сцапала его на лету. Однако пауку удалось ухватиться ногами за пасть крысо-чудовища и сильно его укусить.
Крысоподобное чудовище взвизгнуло, затем мгновенно прикончило паукана, обглодав его до скелета и выплюнув останки. Удовлетворенно хлюпая, чудовище облизало свою черную пасть и уставилось своими влажными красными глазами на двух детишек.
Не теряя надежды на освобождение, близнецы высунулись из клетки.
- Мы заблудились,- объяснила Джайна, обращаясь к людоеду сквозь прутья клетки.
- Пожалуйста, помогите нам найти папу и маму, - попросил Джесин.
Людоед уставился на них своим желтым глазом. Влажное зловоние исходило из его рта и напоминало запах ила со дна сточных канав. Булькающим голосом, глотая слова, он проговорил:
- Не-а, я вас схаваю.
Затем он захромал на своей усохшей ноге к тлеющему огню. С горячих углей он взял здоровенные щипцы и, весело помахивая ими, направился к двойняшкам.
Джесин и Джайна одновременно посмотрели на верх своей клетки. Металлические пальцы удерживались вместе с помощью небольших штырей, покрытых ржавчиной и грязью. Перемещая эти штыри, можно было открывать и закрывать клетку.
Каждый из близнецов сконцентрировался на своем штыре. Они постарались воспользоваться своей способностью взаимодействия с Силой, точно так, как они это делали, когда дурачились с Трипио или играли в игры, которые им показал дядя Люк.
Они одновременно вытащили оба штыря из клетки - и штыри буквально разлетелись в противоположных направлениях. Неожиданно лишившись опоры, длинные металлические пальцы упали на землю с оглушительным скрежетом.
- Бежим! - крикнул Джесин. Взявшись за руки, дети побежали к туннелю.
Людоед, взревев от досады, попытался преследовать их, во куда ему, разноногому, было угнаться за детьми. Тогда он вытащил стержень, которым был пришпилен к цели ошейник крысы-монстра.
Крысоподобное существо прыгнуло вперед и защелкало клыками на людоеда, но тот отогнал его от себя своей мускулистой ручищей и указал на удаляющихся детей.
А они все бежали и бежали.
Крысообразное чудовище, брызжа слюной, с ревом бросилось вдогонку за близнецами. Те выбрались из отверстия пещеры и побежали по узкой улице. Позади себя они слышали близкое пыхтение и щелканье челюстей.
Неожиданно Джайна увидела маленькую темную щель в стене - отверстие, образовавшееся в слоистом пенобетоне.
- Сюда! - крикнула девочка.
Джайна, а за ней и брат, юркнули в маленькое отверстие. Секунду спустя крысообразное существо тоже попыталось протиснуть свою клыкастую морду в щель, но ему это не удалось.
А Джесин и Джайна уже вовсю работали локтями и коленками, пробираясь все глубже в неизвестную темноту.
- Увы мне, зачем я только согласился стать бэбиситтером,- причитал Трипио.- Хотел бы я знать, как часто настоящие няньки теряют детей!
Чубакка в ответ только зарычал.
- Почему ты не послушался меня, Чубакка? Вот вернется мистресс Лея, обреет тебя наголо и закажет себе новый половик в прихожую, и будешь ты первым в истории лысым вуки.
Услышав такое предсказание, Чубакка рассвирепел.
Они метались по коридорам голографического зоопарка, продолжая поиски пропавших детей.
- Слушай, может, ты сбегаешь в операторскую? Самое время подать сигнал тревоги и обратиться к общественности с просьбой о помощи. Ведь у нас экстренный случай.
Трипио, увидев кнопку пожарной тревоги, нажал на нее своей золотой рукой. Затем он обнаружил пульт аварийной сигнализации среди голографических экспонатов и без малейших колебаний нажал и на эту кнопку.
- Давно уже надо было это сделать,- с удовлетворением заметил он.
Чубакка прорычал в лицо Трипио с такой силой, что аудиосенсоры робота отключились для перенастройки. Схватив Трипио своей волосатой рукой в охапку, он поволок его по залу.
- Хорошо, будь по-твоему,- согласился Трипио- Мы отправимся к операторам и попросим отключить все голограммы.
Джесин и Джайна продолжали ползти по скользкой поверхности туннеля. Они совершенно не представляли себе, куда они направляются, но они знали, что им необходимо отыскать путь к дому.
Джесин почувствовал, что его спина уже не елозит по твердому, и выпрямился. Затем он встал на ноги. Близнецы совершенно ничего не видели в темноте, лишь далекий тусклый свет. Они направились к нему, на этот раз осторожно, боясь, что попадут к другому людоеду. Джесин почувствовал запах жареного мяса и услышал обрывки слов. Это были первые человеческие голоса с тех пор, как они решили отправиться домой без Трипио и Чубакки.
Джесин рванулся было вперед, к свету, к людям, но Джайна схватила его за руку.
- Осторожно,- шепнула она.
Джесин кивнул головой и приложил палец к губам. Они медленно крались вперед, сердца их гулко стучали. Дети чувствовали манящие запахи приготовляемой пищи, слышали потрескивание пламени и человеческую речь.
Они дошли до угла и осмотрелись. Перед ними было большое, образовавшееся в результате взрыва помещение. Джесин и Джайна увидели костер, около которого копошились одетые в лохмотья фигуры. Они заметили мигающее компьютерное оборудование и ряды тусклых осветительных кристаллов.
Беззвучно с разных сторон их схватили чьи-то жилистые руки.
Пять охранников капали одновременно, и Джесин с Джайной не смогли оказать никакого сопротивления.
Дети в ужасе пронзительно закричали, но это вызвало у охранников только смех. Они поднесли двойняшек к яркому свету костра, и находившиеся там люди встретили их громкими криками.
Пронзительные сигналы тревоги раздавались в операторской голографического зоопарка. Беспорядочно вспыхивали и гасли красные и желтые сигналы.
По Трипио было видно, что он сильно впечатлен тарарамом, который он устроил, приведя в действие сразу несколько систем обеспечения безопасности.
Дройд, ответственный за управление зоопарком, сидел в центре восьмиугольного компьютерного пульта. У него была сферическая голова, опоясанная оптическими датчиками, вмонтированными через каждые тридцать шесть градусов. Дройд-оператор ловко орудовал восемью сегментированными конечностями, которые, извиваясь, как щупальца спрута, гасили лазерные вспышки световых сигналов на панелях аварийной сигнализации.
- Посторонним вход воспрещен,- заявил робот, когда Трипио и Чубакка попытались войти.
Чубакка угрожающе зарычал, но оператор просто крутанул своей сферической головой и полностью проигнорировал вспышку вукийского гнева.
- Должен предупредить вас, - сказал Трипио своему собрату,- что когда вуки выходят из себя, все приборы зашкаливают. И мне кажется, что сейчас Чубакка совершенно не в себе.
Чубакка склонился над одной из сегментированных панелей управления, схватил ее своей волосатой рукой и зарычал громче прежнего
- Повторяю, посторонним вход воспрещен, - повторил робот.
- Но поймите же вы,- настаивал Трипио, - в вашем зоопарке потерялись двое детей. Если вы отключите генераторы изображений, мы сможем осмотреть помещения и найти их.
- Не принимается, - ответил управляющий робот, - это обеспокоит других посетителей. Трипио возмущенно упер руки в боки.
- Но зоопарк был пуст, когда мы его осматривали. Сколько посетителей сейчас находятся в его залах?
- Это не важно,- заявил робот.- Подобные действия допустимы только в экстренных случаях.
Трипио воздел сверкающую руку:
- Но это и есть экстренный случай! Наконец Чубакку утомила эта затянувшаяся дискуссия и, сжав косматые кулаки, он опустил их на первую попавшуюся панель управления, сокрушая блестящий черный кожух и разрывая цепи соединений.
Полетели искры. Голова оператора завертелась, как сошедшая с орбиты планета.
- Простите, - проговорил управляющий,- пожалуйста, не нужно трогать панели управления.
Чубакка перешел ко второму сегменту восьмигранного пульта к раздавил его таким же образом. Управляющий, робот в волнении затряс своими восемью искусственными конечностями.
- Должен признать, Чубакка, что твой энтузиазм с лихвой компенсирует некоторую, я бы сказал, грубоватость твоих действий, - прокомментировал Трипио.
Не теряя времени, Чубакка разрушил все панели управления. Не оставалось ни одной действующей системы генерирования голографических изображений. Дройд-оператор подогнул свои восемь щупальцев, как дохлое насекомое, и сердито умолк.
Чубакка, схватив Трипио за его механическую руку, потащил его в залы музея, в которых наконец исчезли исчезнувшие животные. Помещения были пусты, если не считать оставленного посетителями мусора, оберток от бутербродов и недоеденных остатков сластей.
- Джесин, Джайна! - звал детей Трипио. Чубакка и Трипио переходили из зала в зал, а сигналы тревоги все продолжали звучать. Трипио вызвал из своего электронного мозга путеводитель и методично прочесывал осиротевший зоопарк. Каждая комната казалась похожей на предыдущую, и ни в одной из них детей не было.
Когда они ткнулись в последнее помещение, надеясь найти там забившихся в угол детей, на их пути вырос наряд милиции Новой Республики, откликнувшийся на сигнал тревоги.
- Стоять! - приказал старший наряда. Трипио быстро насчитал восемнадцать человек. Все были при лазерах и все целились в них.
За всю свою жизнь Трипио не мог припомнить случая, когда на него было наведено такое множество бластеров.- О, Боже! - только и произнес он.
Одичалые подвели Джесина и Джайну к своему королю. От пышущего жаром костра шел приятный запах. На длинных вертелах жарилось мясо, и голодные дети не могли не облизнуться.
Обычно угрюмые, охранники смотрели на детей сверху вниз и улыбались шахматными улыбками, в которых черные дырки чередовались с желтыми зубами. Король подземных людей восседал на высокой куче изодранных подушек. Он рассмеялся:
- Это и есть страшные чужаки?
Джесин и Джайна огляделись. Все здесь было помоечный хлам - и убогие постели, и изодранная одежда людей, и кухонная утварь. Некоторые из обитателей сидели, занимаясь починкой своих лохмотьев, другие же ремонтировали клетки для ловли животных. Два старика, согнувшись, мастерили небольшие музыкальные инструменты из старых металлических трубок. Время от времени они прикладывали инструменты к губам и выдували из них резкие дисгармонические звуки.
Все эти угрюмые, как попало одетые люди были очень стары. У всех были длинные волосы, у мужчин - густые бороды. Поражала бледность кожи, словно многие десятки лет они не видели солнечного света. Возможно, некоторые из них не видели его никогда.
Король одичалых был одет лучше других. На нем были блестящие белые наплечники и перчатки, как у штурмовиков. На лице цвета сырого теста выделялись ясные и живые глаза. У него была клочковатая темно-каштановая борода, а когда он улыбался, становилось видно, что у него не хватает половины зубов. Зато чувства юмора хоть отбавляй.
Вокруг и позади короля висело разнообразное полуисправное электронное оборудование, компьютерные панели, голографические модули, даже один устаревший пищевой синтезатор.
Старые генераторы были подсоединены к изношенному силовому щиту, снимающему энергию с основной энергетической сети Имперского города. Было очевидно, что эти пропащие люди находились в подземелье уже давно.
- Дайте же им чего-нибудь пожевать,- крикнул король, наклонившись вперед, чтобы лучше рассмотреть двойняшек.- Ну, так вот, меня зовут Дейким. А вас?
- Джайна, - показал Джесин на сестру.
- Джесин, - показала Джайна на брата. Охранник с седыми волосами, стянутыми в конский хвост, принес дымящийся вертел жаркого. Он стал срывать красновато-черные куски мяса своими пальцами и кидать их на квадратную металлическую тарелку, которая прежде служила крышкой чему-то электронному. Охранник дул на пальцы, облизывал с них сои и ухмылялся детям. Он поставил тарелку с едой перед ними, и близнецы сели на пол, скрестив ноги.
- Подуйте как следует, - сказал король, - горячо.
Дети брали небольшие кусочки, прилежно дули на них, пока мясо не остывало, и отправляли его в рот. Казалось, королю Дейкиму доставляет удовольствие просто смотреть на них.
- Так что же вы делали в подземелье совсем одни? Вы разве не знаете, что это очень опасно?! Может, вы хотите остаться здесь с нами? - спросил король.- Мы стареем. Нам так не хватает молодежи."
Джесин и Джайна замотали головами.
- Мы заблудились, - проговорила Джайна с трудом, так как ее рот был набит мясом- Крупные слезы повисли на кончиках ее ресниц.
Джесин тоже заплакал.
- Пожалуйста, помогите нам найти наш дом,- попросил он и взглянул на высокий потолок.- Он там, наверху.
- Наверху? - недоверчиво переспросил Дейким.- Почему вы хотите вернуться туда? Там живет Император. Он очень плохой человек.- Дейким обвел вокруг себя руками: - У нас здесь есть все, что нужно. У нас есть пища, у нас есть свет, у нас есть- все.
Джесин взглянул на короля и покачал головой.
- Я хочу домой.
Со вздохом Дейким скользнул взглядом по рядам компьютерных терминалов и улыбнулся своей дырявой улыбкой.
- Конечно, вы хотите домой. Ладно, доедайте все как следует. Вам нужно набраться сия.
Сержант "силиции отконвоировал Трипио и Чубакку к квартире, занимаемой Хэном и Леей в старом Имперском дворце.
- По нашим данным, министр Органа Соло и ее муж вернулись не более чем час тому назад,- сказал сержант.
Чубакка жалобно застонал. Трипио взглянул на нега
- Я думаю, именно тебе придется отчитываться за все происшедшее, Чубакка. В конце концов, я ведь только дройд.
- Мы делаем все, что в наших силах,- заявил сержант, - наши команды прочесывают зоопарк и примыкающие к нему этажи на случай, если дети воспользовались аварийными лестницами. Мы проверяем дройда-ремонтника, чтобы убедиться в том, что никто не использовал стоявший на ремонте турболифт. Не беспокойтесь, мы найдем их.
Трипио набрал код и открыл дверь. Когда он и Чубакка вошли в помещение, они увидели сидящих в креслах Хэна и Лею. На коленях они держали... двойняшек.
- Дети! Ну, слава богу, вы дома! - воскликнул Трипио Чубакка радостно взревел. Хэн и Лея обернулись:
- А, явились не запылились.
Трипио сразу же заметил, что выбита, и очевидно изнутри, одна из панелей системы кондиционирования воздуха. В комнате находился незнакомый высокий человек, одетый в изношенную одежду. Он явно смущался и пытался стушеваться, но необычно бледная кожа и большая темно-каштановая борода невольно обращали на себя внимание.
Лея обратилась к нему, и в ее голосе чувствовалась признательность:
- Господин Дейким, я не могу выразить, как мы благодарны вам за то, что вы для нас сделали. Я уверяю вас. Новая Республика тоже сделает все возможное, чтобы помочь вашим людям.
Дейким покачал головой:
- Император никогда не прощал ошибок, даже ошибок в калькуляции. Многих ваших служащих либо казнили, либо ссылали в лагеря. Когда же мы обнаружили, что сделали простую ошибку при подготовке служебных отчетов, мы поняли, что наши дни сочтены. Поэтому, прихватив с собой самое необходимое, мы отправились на нижние уровни Имперского города. Мои люди живут там уже многие годы. Мы - просто группа одичавших клерков, которым неведома теперь, никакая другая жизнь.
- Мы могли бы найти для вас место в Новой Республике. Мы не наказываем людей за простые ошибки. Мы с радостью примем вас,- не отступала Лея. - Мы можем предоставить вам жилье, похожее на это. Многие из зданий Имперского города стоят пустыми.
- Мы знаем, - ответил Дейким, - иногда мы живем там. Спасибо за предложение. - Выпрямившись, он подозрительно взглянул на Трипио и Чубакку, затем погладил по головам Джесина и Джайну и одарил их беззубой улыбкой:
- Вы славные ребятки, ваши мама и папа могут гордиться вами.
Хэн кашлянул и благодарно протянул Дейкиму руку. Тот с удовольствием пожал ее.
- Я все же не понимаю, какой смысл торчать внизу, в этом мраке и сырости? - спросил Хэн.
Дейким занес одну ногу в вентиляционный ход и оглянулся.
- Очень просто,- пояснил он,- наверху я был простым клерком, а там, внизу, я - король.
Улыбнувшись всем, Дейким исчез в вентиляционной системе. Послышался грохот и скрежет - это Дейким пробирался по трубопроводу.
- Ну, в конце концов, все хорошо закончилось, - подытожил Трипио, - разве это не замечательно?
В ответ Лея и Хэн только покачали головами. А дети закричали в один голос:
- Мы хотим сказку!




далее: ГЛАВА 27 >>
назад: ГЛАВА 25 <<

Кевин Андерсон. Темный подмастерье
   ГЛАВА 1
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10
   ГЛАВА 11
   ГЛАВА 12
   ГЛАВА 13
   ГЛАВА 14
   ГЛАВА 15
   ГЛАВА 16
   ГЛАВА 17
   ГЛАВА 18
   ГЛАВА 19
   ГЛАВА 20
   ГЛАВА 21
   ГЛАВА 22
   ГЛАВА 23
   ГЛАВА 24
   ГЛАВА 25
   ГЛАВА 26
   ГЛАВА 27
   ГЛАВА 28
   ГЛАВА 29
   ГЛАВА 30
   ГЛАВА 31
   ГЛАВА 32
   ГЛАВА 33
   ГЛАВА 34