ГЛАВА 13




Был тот редкий вечер, когда Лея могла побыть дома и поужинать в кругу семьи. Но неожиданно поступил вызов от Мон Мотмы.
Как обычно, весь день Лея была занята государственными делами. После несчастья на Вортексе ей так и не дали как следует оклематься. Ее служебная нагрузка еще более возросла, так как Мон Мотма все чаще уклонялась от выполнения своих обязанностей. Избегая не очень существенных приемов и встреч, она направляла на них Лею как своего заместителя.
Живя на спокойной планете Альдераан и будучи дочерью могущественного сенатора Бейла Органа, Лея росла в атмосфере большой политики. Она привыкла к тому, что ее отца постоянно куда-то вызывали срочными депешами в любое время суток, к разнообразным ЧП, многозначительным перешептываниям и натянутым улыбкам. Когда она решила пойти по стопам сенатора Органа, то вполне представляла себе вое те трудности, с которыми ей придется столкнуться.
Особенно ценила она те редкие спокойные минуты, которые ей удавалось выкроить для Хэна и двойняшек. Казалось, что прошла целая вечность с тех пор, когда ей наконец удалось навестить малыша Анакина, в то время как тот же Хэн за последние два месяца дважды побывал у Винтер.
Сегодня Лея пришла домой поздно, возбужденная и обеспокоенная. Хэн, Джесин и Джайна были дома. Они решили не садиться без нее за стол, чтобы всем вместе отведать яств, приготовленных Трипио в порядке проверки новейшей программы для синтезатора пищи, рассчитанной на завзятых гурманов.
И вот они прошествовали в столовую, иллюминированную полосами ярко-розового и персикового света. Хэн включил успокаивающую музыку ее любимого альдераанского композитора. Чудесный имперский фарфор, взятый из частной коллекции последнего Императора, радовал глаз своим хрупким изяществом.
Вряд ли можно было считать романтическим ужин с двумя малышами двух с половиной лет от роду, которые звякали серебряными приборами и требовали постоянного внимания, но Лея не имела ничего против этого. Хэн очень старался, чтобы получился образцовый семейный ужин.
Лея не могла удержаться от улыбки, когда Трипио подал на стол свою стряпню - вполне сносно выглядевший мясной рулет, вертелы с нарезанными овощами и оладьи с икрой.
- Я думаю, это произведет на вас впечатление, госпожа Лея,- проговорил робот, элегантно поклонившись и ставя маленькие тарелочки перед Джесином и Джайной.
- Бе-е...- сморщился Джесин.
Джайна взглянула на брата и капризно протянула:
- Не хочу-у... Трипио возмутился:
- Дети, вы даже не попробовали. Это очень невежливо.
Лея и Хэн взглянули друг на друга и рассмеялись. Джесин и Джайна были так симпатичны со своими яркими глазами, тонкими чертами лица и такими же, как у родителей, густыми темно-каштановыми волосами. Дети были не по годам развиты, говорили короткими, но вполне осмысленными предложениями и удивляли родителей своими познаниями.
Казалось, что между Джесином и Джайной установилась некая форма, парапсихической связи - они понимали друг друга с полуслова. Лею это не удивляло - Люк объяснил ей, что в их семье Сила играла заметную роль.
Хэн видел, что дети знают, как пользоваться Силой, в большей степени, чем он предполагал. Двери его кабинета самым загадочным образом оказывались открытыми после того, как он тщательно запирал замок. Сверкающие безделушки с высоких полок иногда совершенно неожиданно обнаруживались на полу, как будто кто-то с ними играл. Синтезаторы пищи, находившиеся в недоступном для детей месте, вдруг оказывались перепрограммированными на двойную порцию сладости для всех блюд, включая супы.
Озадаченный этими паранормальными явлениями Трипио просмотрел уйму литературы и пришел к твердому убеждению, что все это связано с полтергейстом; во Лея подозревала, что всему виной - ее дети.
Она взяла с тарелки кусочек рулета и ощутила чудесный запах ореха. На вкус рулет был также очень нежен, без всякой примеси острого. Она хотела сказать об этом Трипио, но потом решила, что похвала не пойдет на пользу самодовольному я самоуверенному дройду.
- Смотрите, как Джайна умеет! - воскликнул Джесин.
К удивлению Лея, вертел с насаженными на него овощами встал в воздухе над тарелкой девочки, вращаясь наподобие волчка.
- Госпожа Джайна, пожалуйста, перестаньте играть с вашим ужином, - сделал ей замечание Трипио.
Лея и Хэн были поражены. Хорошо, что Люк организовал свою Академию. Там дети смогут научиться пользоваться Силой - великим и прекрасным даром, которым они так щедро одарены.
Внезапно- позвонили в дверь. Звук испугал Джайну, ее осторожно удерживаемый вертел шлепнулся на тарелку, и девочка заплакала.
Хэн вздохнул, а Лея встала, говорят
- Так я и знала, что нам не дадут спокойно поужинать.
Лея подошла к богато украшенной сталепластиковой двери, и она тут же плавно отъехала в сторону. В воздухе на уровне Леиных глаз култыхался дройд-посыльный, мигая своими яркими огнями.
- Министр Лея Органа Соло, глава государства Мон Мотма просит вас немедленно прибыть к ней домой для проведения важного собеседования. Пожалуйста, следуйте за мной.
Хэн сидел за столом, играя желваками и пожирая глазами что-то невидимое и ненавидимое: опять у него отбирают Лею, и опять с этим ничего не поделаешь. К плачущей Джайне присоединился и Джесин. Трипио пытался успокоить их, но тщетно.
Лея испытующе взглянула на Хана, но он лишь махнул рукой:
- Ничего не поделаешь, ты нужна Мон Мотме.
Она прикусила нижнюю губу, ощущая ту горечь, которую он сумел скрыть.
- Я ненадолго, - извиняющимся тоном сказала она, - как только смогу, я сразу же вернусь.
Хэн кивнул и уткнулся в тарелку. Но чувствовалось, что он не верит жене.
С тяжелым сердцем Лея последовала за, дройдом по хорошо освещенным коридорам Имперского Дворца. С каждым шагом досада и раздражение в ней нарастали, и в стуке Леиных каблучков звучала готовность к самым решительным действиям и сопротивлению.
Зачем она была так безропотна, зачем она всякий раз послушно кивала головой и отправлялась туда, куда ее посылала Мон Мотма? Ведь у Леи была и личная жизнь, и ей хотелось больше времени проводить со своей семьей. Но она не могла оставить свою карьеру и тщетно пыталась совместить эти две вещи. И вот, видимо, настало время переосмыслить некоторые приоритеты.
Входя вслед за дройдом-посыльным в турболифт, чтобы подняться на закрытые для обычных посетителей верхние ярусы старого Имперского Дворца, Лея уже радовалась тому, что Мон Мотма вызвала ее. Наконец она чувствует себя готовой к откровенному разговору с главой государства, может быть, им вдвоем удастся выработать определенный компромисс.
Дройд с помощью специального отмыкающего кода заставил открыться бронированную дверь жилища Мон Мотмы, и у Леи неприятно засосало под ложечкой. В апартаментах Мон Мотмы было темновато - помещение освещалось лишь парой светильников, дававших мягкий зеленоватый свет, который должен был действовать убаюкивающе, успокаивающе и целительно. Воздух был перенасыщен запахами медикаментов, и после первого же глотка этого приторного зеленого сиропа у Леи болезненно запершило в горле.
Лея, еле сдерживая кашель, прошла в просторные покои главы государства и увидела, что они заполнены яркими звездными россыпями лилий и орхидей, аромат которых должен был перебивать неприятный медицинский запах.
- Мон Мотма! - позвала она. В замкнутом пространстве ее голос прозвучал очень тихо. Почувствовав движение справа от себя, Лея повернула голову и увидела медицинского дройда Ту-Онеби с характерной пулеобразной головой. Мон Мотма казалась исхудавшей и изможденной. Она лежала на широкой кровати, окруженной диагностической аппаратурой. Другой, меньших размеров дройд следил за показаниями приборов. Тишину нарушало лишь слабое жужжание аппаратуры.
Лея увидела, досадуя на себя за дурацкую привычку обращать внимание на всякие пустяки, что на туалетном столике Мон Мотмы стоит несметное количество флакончиков с разнообразной косметикой и синтетическим пигментатором кожи, с помощью которых она безуспешно пыталась лучше выглядеть на публике.
- А, Лея-.- Звук ее голоса напоминал печальный шорох листопада.- Спасибо, что ты пришла. Я больше уже не могу хранить это в тайне. Я должна тебе все рассказать.
У Леи перехватило дыхание. Все ее негодующие аргументы испарились как туман под солнцем. Она села в небольшое мягкое кресло рядом с Мон Мотмой и приготовилась слушать.
Праздник не удался. После ухода Леи у Хэна совершенно пропал аппетит, его просто распирало от гнева и негодования. Пытаясь как-то успокоиться, он немного поиграл с двойняшками.
Трипио как раз заканчивал вечернее купание детей, когда Лея тихо вошла в гостиную. Хэн сидел в кресле и угрюмо рассматривал сентиментальные "Воспоминания об Альдераане" - голографические панно в роскошных багетах, которые он подарил Лее, когда еще только мечтал стать ее супругом. На небольшом пьедестале красовался пузатый истуканчик - пошлый талисман кореллианских забегаловок. Лея купила его для Хэна, выложив целую кучу кредиток какому-то ушлому антиквару, который ее убедил, что на родине ее мужа такие скульптуры большая редкость и что за ними буквально гоняются все серьезные кореллианские коллекционеры.
Когда Лея появилась, Хэн окрыленно ринулся к любимой жене, жарко обнял ее и совсем уже было собрался обжечь ее губы страстным поцелуем, но она отвернулась и занялась дверными запорами, не говоря ни слова. Лея казалась маленькой и погруженной в себя. Она двигалась очень медленно и осторожно, как будто бы все могло разрушиться от малейшего резкого движения.
Хэн сказал:
- Я думал, ты вернешься позднее. Что, Мон Мотма все-таки отвязалась от тебя?
Когда она повернула к нему свое лицо, он увидел, что глаза ее полны слез. Веки воспалены и припухлы, а рот искривлен гримасой сдерживаемых рыданий.
- В чем дело? - взволновался Хэн.- Чего Мон Мотма хочет от тебя на, этот раз? Если слишком многого, я сам поговорю с ней. Ты должна"
- Она при смерти,- с трудом произнесла Лея.
Хэн не мог сказать ни слова, чувствуя, что все его аргументы лопаются как мыльные пузыри. Прежде чем он смог задать новый вопрос, Лея начала рассказывать:
- У нее обнаружился таинственный неизлечимый недуг. Медицинские дройды не могут понять, что с ней. Они никогда не встречались ни с чем подобным. Она угасает прямо на глазах.
Похоже, организм борется с самим собой. Вероятно, это что-то генетическое;
Ты помнишь те четыре дня, когда считалось, что она отправилась на секретную конференцию в Город Туманов? На самом деле она никуда не уезжала. Никакой конференции не было. Она провела все это время в антибактериальной камере - это была последняя надежда, но, несмотря на то, что камера полностью прочистила систему ее организма, улучшения не наступила Ее тело разлагается заживо. Она не протянет и месяца.
Хану трудно было соотнести услышанное с образом сильной женщины, которая основала Новую Республику и руководила политической стороной деятельности Повстанческого Союза.
- Так вот почему она перекладывала на тебя такое количество своих обязанностей, - задумчиво произнес Хэн.
- Да, и при этом она находит в себе силы выходить на публику, ко ты бы видел ее,. Хэн! Она так слаба, что едва стоит на ногах. Она не может больше держать все это в тайне.
- Так- - начал Хэн, не зная еще, что сказать или предложить.- И что из всего этого следует? Что должна будешь делать ты?
Лея прикусила губу и, казалось, пыталась собраться с духом. Она подошла к Хэну к крепко обняла его. Хэн прижал ее к себе.
- С уходом Мон Мотмы и адмирала Акбара, - начала Лея, - в Совете останутся фактически одни радикалы. Я не могу допустить, чтобы Новая Республика превратилась в воинственную державу. Мы уже достаточно настрадались.
Настало время развивать наши связи, приобретать новых политических союзников, мы должны собирать силы, а не растрачивать их в глупых потасовках с имперскими недобитками.
- Давай подумаем, на кого мы можем положиться, - предложил Хэн, вспомнив некоторых старых генералов, которые особенно прославились во время главных сражений Повстанцев с Империей.
- Я должна во что бы то ни стало вернуть Акбара, - решительно заявила Лея. Хэн взглянул на нее. Ее лицо показалось ему бледным и каким-то особенно прекрасным, каким он раньше его никогда не видел. Он вспомнил, как она смотрела на него в Городе Туманов перед тем, как Дарт Вейдер поместил его в морозильную камеру- Трудно сказать, выдержал бы Хэн такое испытание, если бы к нему постоянно не возвращалась мысль: "Я люблю тебя. Лея".
Он постарался скрыть свое разочарование.
- Так ты отправляешься на планету Каламари?
Не отрывая своего лица от его груди, Лея утвердительно кивнула:
- Это мой долг, Хэн. Акбару нельзя скрываться в такое время. Он не виноват. Катастрофа на Вортексе - трагическая случайность. Он нужен здесь.
Их разговор прервал вышедший из ванны Трипио.
- О! - удивился он.- Приветствую, вас, госпожа Лея! Добро пожаловать домой.- Струйки воды все еще стекали с его сверкающего корпуса и впитывались в мягкий ковер. С руки его устало свисали два белых махровых полотенца. Голенькие Джайна и Джесин, хихикая, пробежали из ванной в свою спальню.
- Дети готовы к вечерней сказке,- доложил Трипио.- Вы позволите мне хотя бы здесь положиться на свой собственный вкус и опыт?
Хэн отрицательно покачал головой.
- Нет, они всегда плачут, когда ты выбираешь. Пойдем, - обратился он к Лее, - ты тоже послушаешь, сегодня вечернюю сказку буду рассказывать я.
Двойняшки лежали в своих пижамах под теплыми одеялами. Хэн сел между кроваток. Лея села на другой стул, не сводя нежного взгляда с детей.
- Какую же историю рассказать вам сегодня, дети? - Хэн задумался. Перед ним был дисплей, на котором появились тексты и подвижные голографические картинки к сказкам.
- Я выберу,- предложила Джайна.
- Нет, я хочу,- возразил Джесин.
- Ты выбирала вчера. Джайна. Теперь очередь твоего брата.
- Я хочу про маленького заблудившегося банхенка, - сказала Джайна,
- Нет, я выбираю,- настаивал Джесин,- будет "Маленький заблудившийся банхенок". Хэн рассмеялся.
- Удивительно, - пробормотал он. Лея увидела, что он уже вызвал на дисплее эту сказку до того, как малыши приняли решение.
Сказка началась:
- Ужасная песчаная буря унесла маленького банхенка далеко-далеко от дока, я бедняжка "казался один-одинешенек в бескрайней и безводной пустыне.
Он все шея и шел по раскаленному песку, и вот, когда солнце стояло уже в самом зените, он повстречался с песчаным полозом Джавой, который загорал на вершине большого бархана.
"Я заблудился,- пожаловался банхенок.- Пожалуйста, помогите мне найти моих папу к маму". Но маленький Джава только покачал головой, он никогда в жизни не видел банка.
Дети потянулись к экрану, чтобы взглянуть на появляющийся там под воздействием голоса Хэна изображения и слова. Хотя они уже много раз слышали эту сказку, они снова огорчились тому, что Джава не смог помочь маленькому заблудившемуся банхенку.
- И так он шел, шел и шел, пока не встретил сверкающего дройда. Банхенок очень обрадовался этой встрече.
"Я заблудился,- пожаловался он.- Пожалуйста, помоги мне найти моих родичей".
"Я не запрограммирован на то, чтобы помогать тебе,- отвечал дройд.- Не будь глупцом".
Дройд продолжал идти прямо, не глядя по сторонам. Банхенок все смотрел на него, пока тот не исчез за горизонтом. Потом маленький банхенок повстречался с фермером и, наконец. с огромным драконом.
Дети затаили дыхание, ожидая продолжения. "Я съем тебя",- прорычал дракон. Не мешкая ни секунды, маленький банхенок бросился наутек.
Как рады были Джесин и Джайна, когда банхенок нашел наконец Песчаных Людей, которые вернули его к родителям. Прослушав сказку, Лея покачала головой, удивляясь силе воображения, которую проявили ее дети.
Хэн выключил проекционную панель. Родители поцеловали своих малышей, укрыли их получше, затем тихонько вышли из комнаты.
- Я хотел бы, чтобы впредь вы позволили мне сопровождать эту сказку звуковыми эффектами, - заявил Трипио. - Она была бы гораздо реалистичнее и воспринималась детьми гораздо более живо.
- Нет, - сказал Хэн, - от этого у них могут начаться ночные кошмары.
- Возможно,- раздраженно проговорил Трипио и отправился в кухонный отсек.
Лея рассмеялась и, взяв Хэна за руку, обняла его.
- Ты хороший отец, Хэн.
Он покраснел, но не стал с ней спорить.




далее: ГЛАВА 14 >>
назад: ГЛАВА 12 <<

Кевин Андерсон. Темный подмастерье
   ГЛАВА 1
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10
   ГЛАВА 11
   ГЛАВА 12
   ГЛАВА 13
   ГЛАВА 14
   ГЛАВА 15
   ГЛАВА 16
   ГЛАВА 17
   ГЛАВА 18
   ГЛАВА 19
   ГЛАВА 20
   ГЛАВА 21
   ГЛАВА 22
   ГЛАВА 23
   ГЛАВА 24
   ГЛАВА 25
   ГЛАВА 26
   ГЛАВА 27
   ГЛАВА 28
   ГЛАВА 29
   ГЛАВА 30
   ГЛАВА 31
   ГЛАВА 32
   ГЛАВА 33
   ГЛАВА 34